Последнее испытание

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Последнее испытание » Архивы » В поисках Вайретской башни


В поисках Вайретской башни

Сообщений 31 страница 49 из 49

31

Услышав фразы, которыми обменялись жрица и Эрмунд, Терикс в первые мгновения растерялся, а потом заржал словно сивый мерин. Кое как справившись с первым приступом неумеренной веселости, лесник тыльной стороной ладони вытер выступившие на глазах слезы.
- Ты ее все это время за нос водил? То есть, ты вел ее забирать седло, а она даже не задумалась для чего оно нужно безлошадному человеку? - нет, определенно, Терикс был не то, чтобы женоненавистником, но однозначно шовинистом. - Женщины...
Видимо, дружба с беловолосым уже приучила лесника, мужика не глупого (в целом), но дремучего в силу ряда обстоятельств, к магии, по крайней мере он не испугался, не шарахнулся, да и вообще никакого особого интереса к чудесам не проявил, разве что постучал ногтем по краю одной из сфер и хмыкнул в густую русую бороду.
- Приличный ночлег - это в восьми фурлогах отсюда, в городе, а у нас все по-простому, но душевно... Красавица, комаров не боитесь? А ящериц?
На последних словах Терикс хитро улыбнулся и подмигнул.  Все это время он не забывал подкладывать еду в тарелку Крисании, хотя та почти ничего не ела. "Стесняется," - со стариковской душевной теплотой думал лесник.

Отредактировано Терикс (2012-01-16 23:36:48)

0

32

Дракон смеялся добродушно и весело.  Действие хмельного напитка легко выветривалось из него, но для веселья ему оно и не было нужно. Эрмунд всегда легко увлекался.
- Догадалась-таки - улыбнулся он Крисании открыто и дружелюбно, - серебряный дракон Эрмундграад к вашим услугам.Вот только ты, по-моему, рада знакомству с темным Рейстлином куда больше, чем общению с нами. Ты наверняка порицаешь нас за несдержанность, жрица одного из богов Порядка. Но без веселья - что будет с этим несчастным миром? Как переживет он все свои испытания? Пусть порой наше веселье принимает нелицеприятные формы... - дракон указал на алкоголь,- ну и что с того? Разве твой "Платиновый рыцарь" не учит вас прощению?
- Ты слишком горда, жрица, - заговорил он уже другим, более суровым голосом, - Слишком уж изнежила тебя аристократическая жизнь, а после - жизнь светлой жрицы, не привыкшей к истинным тяготам мира. Ты не знаешь того отчаяния, что часто просыпается в душах обреченных на борьбу за несравненно более скудную и тяжелую жизнь. Как смеешь судить ты то, чего не понимаешь? Но... я обещал тебе помощь. И от своего слова не отступлюсь. Вот только рисовать тебя - отказываюсь. Мне показалось. Твоя красота - лишь кажущаяся.
К концу своей тирады Эрмунд совсем помрачнел. На душе у дракона скребли кошки. "Неужели я вынужден постоянно обманываться? Как все-таки отвратительна натура большинства человеческих существ. Почему она не может оценить Терикса по заслугам. Замечательнейший ведь человек. Но... брезгует..." - думал Эр. Но, взяв себя в руки, дракон улыбнулся и обратился к другу.
-Старина, вряд ли госпоже Посвященной приятна наша компания. Может быть, мы прогуляемся? Только постелим ей сперва. Я расскажу тебе сказку. Одну из тех, что действительно происходили... Под далекими небесами..

Отредактировано Эрмундграад (2012-01-17 01:02:47)

0

33

Губы Крисании тронула легкая улыбка. Уж чего-чего, а комаров и ящериц она не боялась. Хоть они и не были ей особенно приятны. Воспитание не позволяло ей жаловаться, даже когда она, изнеженная, впервые заночевала с Элистаном возле болота под открытым небом. Все, что она позволила себе тогда - только спросить, существует ли какое-нибудь снадобье, спасающее от неимоверного зуда. В последние месяцы Посвященная редко покидала Храм, оттого тяготы походной жизни сгладились в памяти.
- Благодарю вас, Терикс, - сказала она. - Я бы хотела, если у вас найдется для меня теплое одеяло, устроиться в сенях или возле дома. Мне не хотелось бы мешать вашему сну.
После речи дракона жрица не изменилась в лице - лишь перестала улыбаться.
- Мой бог учит меня всепрощению, Эрмунд. И я принимаю это учение как истину. Разве высказала я порицание, что ты обвиняешь меня в нем? Однако в ваших душах нет тьмы, поэтому черный маг больше занимает мои мысли. Не во всепрощении, а в спасении он нуждается, и мое дело - помочь ему. Но Эрмунд, сужу не я - это ты сейчас желаешь судить меня за те мысли, которых я не высказывала. Разве это справедливо? Серебряный дракон, я просила твоей помощи, но не ждала упреков в том, чего не совершала.
Посвященная не улыбалась, не злилась - ее лицо на миг стало изваянием. Лишь рука привычно потянулась к медальону, висящему на шее.

+1

34

Терикс решительно встал между ними.
- Никаких свар в моем доме! - мужчина, больше похожий на медведя по своим габаритам и манерам, скрестил руки на груди и зло посмотрел на Эрмунда, а затем даже с разочарованием на Крисанию. - Как малые дети, ей Богу! Одна не сказала, другой не подумал... А еще жрецы и чудотворцы. Если Вам совсем стало скучно, раз решили пособачится я вам лучше загадку загадаю.
Лесник еще раз смерил взглядом молодых людей, потом пошел в угол комнаты, долго копался в мешках, громко позвякивая какими-то железками, а когда нашел искомое, победно ругнулся. Перед гостями на стол опустилась небольшая, закрытая шкатулка. Терикс попытался открыть ее на глазах у Крисании и Эрмунда. Тщетно, коробочка так и не явила содержимое миру.
- Вот. И хоть молотом ее долби, хоть зубилом, не открывается. Я ее несколько раз шилом ковырял, лопатой бил - ей хоть бы хны. Может вы скажете, что ж это за диво неподкупное гномы посеяли в канаве?

+2

35

Эрмунду стало стыдно. Происходило именно то, чего он боялся. Слишком многое в жрецах Паладайна напоминало ему об отце - великом серебряном вирме, что был "наместником" Паладайна в окрестных мирах - именно он вел войска света против народа гитиянок. Именно он тогда отказался выслушать своего сына, который отговаривал атаковать Орден Охотников, что лагерем встал на одном из астральных островов неподалеку от родного мира Эрмунда. И это решение... погубило многие миллионы жизней. Не сдерживаемый больше близостью Охотников за разумом, Высший разум местной общины иллитидов вторгся во все окрестные миры. И светлые, не знавшие ранее подобного противника, проиграли битву. Жители были истреблены или обращены в рабов. Миры стали серыми и безжизненными. Эрмунда же увел знакомый монах гитзерай и отвел в великий город этого осколка народа Гит в Лимбо. Там он и узнал об учении Хлаал.
Теперь же Эрмунд переносил свои эмоции относительно нравственной закрепощенности отца и его буквального следования пути Паладайна и на Крисанию, приписывая ее неодобрительному взгляду мысли, высказанные однажды отцом.
-Я... наверное, я все же не прав. В чем-то... Но доля истины всегда есть в словах, высказанных от избытка чувств, - уступил он неуверенным голосом,-и... прошу у вас прощения... Просто... однажды я видел столько бед, которые вызвало "благое решение" хиерофанта церкви Паладайна.Смею надеяться, что вы не допускаете подобной ошибки, общаясь с Рейстлином и тем самым, возможно, сопутствуя его планам. Я был бы рад примирению...
Лесник, как всегда вовремя применил свою медвежью фигуру. Дракон улыбнулся, подумав о том, что одним когтем раскроил бы Терикса. Но никогда не стал бы делать этого.
-Да... мне следовало быть миролюбивее, мой друг. Конечно. Давай-ка свою игрушку. Сейчас позабавимся.
Эрмунд сначала повертел шкатулку в руках и попытался открыть ее серебряным кинжалом. Лезвие клинка, сделанного из осколка одного из знаменитых серебряных мечей, но не закаленное в пламени и крови красного дракона, а значит, не несущее его губительной магической силы, меняло форму, пытаясь стать ключом. Но, видимо, замок был слишком хитроумен.
Тогда дракон решил воспользоваться магией. Цепкая память выхватила из своих темных уголков пару заклятий снятия запоров, которые Эрмунд незамедлительно пропел, слегка мурлыкая их под нос. Но... Безрезультатно.
-Ну... Хороший удар драконьей лапой должен решить эту проблему, - улыбнулся неудачливый колдун, - Вот только места для меня тут маловато. Выйдем...
И выскочил на улицу, даже не накидывая плащ. Что такое холод ночного леса для ледяного дракона?
Выйдя на улицу, Эрмунд положил шкатулку на центр небольшой полянки перед домом. и встал рядом. Затем... дрожь прошла по всему телу и призрак дракона стал разростаться вокруг его человеческого тела. И через полминуты на поляне уже стоял взрослый серебряный дракон, превышавший размерами практически любого дракона Кринна. Серебряный гребень на голове был слегка изломан, а на тело ужасными светящимися шрамами были нанесены слова, которые были древнее многих миров и даже их создателей...

0

36

Крисания не успела ничего ответить на слова Эрмунда о примирении - тот уже занялся шкатулкой Терикса. Жрица лишь успела отметить красоту шкатулки. Наверняка она принадлежала кому-то из аристократов. Возможно, в ней носили письма, но, скорее всего, хранили драгоценности. Но вот что за хитрый замок был у шкатулки, что его не смог открыть своей магией даже дракон?
А вот было ли содержимое шкатулки столь же ценным, как внешняя роскошь? Возможно, позволяя разбить ее, Терикс лишится сокровища, но не обретет ничего взамен? Крисания хотела было задать этот вопрос вслух и тем самым, возможно, предотвратить разрушение шкатулки, но не успела. Эрмунд начал обращаться в дракона. Огромного серебряного дракона. Жрица застыла в немом восхищении.

0

37

"Ну ничего себе медведь, если год его не мыть!" - подумал лесник, наблюдая за трансформацией блондина. Из старого друга Эрмунда он превращался в неведомую тварюгу. Да еще и подписанную. Автограф папаши, что ли? Мол, сделано не в Кринне. Терикс, которому не чуждо прекрасное, сперва откровенно любовался драконом, открыв рот и запрокинув голову. А потом снова восторженно пробормотал богохульство, от которого у Крисании, услышь она его, уши б в трубочку свернулись. Но и поломала ж жизнь серебряного, притом явно не тиская в объятиях...
Вот только все это перевоплощение было ради того, чтобы сломать таинственную, украшенную, драгоценную и явно баснословно дорогую шкатулку. Нет, с одной стороны, легко пришло - легко ушло... А вот с другой... Терикс прекрасно понимал, что не заработал бы на такую игрушку никогда, хоть живи вечно... А сейчас Эрмунд собирается ее разбить. Есть надежда, что ничего у него и не получится, однако, и серебряный дракон не железное зубило...
- Не трожь! Вот ты ее разобьешь, имуществу вред причинишь, а мне в том никакой корысти!
И с этими словами, лесник косматым колобком бросился под лапы Эрмунду и подхватил шкатулку, прижав к груди.
- Или нормально вскрывайте, или продам так на рынке, закрытой.

0

38

Дракон огорчился, увидев, как отреагировали его спутники на идею о раскрытии шкатулки силовым методом. Огромная серебряная туша нахмурилась... и "выпустив пар" заморозила близлежайшую елку, надежно погребя ее под многосантиметровым слоем инея. "Вот у всех смертных рас, будь они сколь угодно благородны глубоко в душе, поверхностная жажда денег сильнее живого интереса." - с тоской подумал дракон.
Но тут серебряному в голову пришла новая идея. Даже если его заклятья не могли открыть шкатулку, то драконье восприятие должно было помочь ему заглянуть в шкатулку... И тут в воздухе зазвучал гулкий голос Эрмундграада:
- Ладно... ломать не стану... дай попробую теперь взглянуть, - кончик хвоста протянулся к шкатулке, мягко проскальзывая меж рук лесника.
Дракон пробормотал заклятье видений. Свиток, испещренный заклятьями - вот содержимое шкатулки, открывшееся его взору. Сама же шкатулка была напичкана таким числом охранных заклятий, что открыть ее разом можно было разве что применив Размыкание Мордекайнена, но в таком случае и магический дар был бы уничтожен.
- А вот знаешь что, друг мой... Не хочешь ли ты слетать в Вайретскую башню с нами? Я полагаю, что за эту вещицу, - Эрмунд решил таки играть на человеческой жажде наживы, - ты сможешь жить припеваюче до самого конца твоих дней. А ломать я ее не стану... опасно это... Кто знает, что за заклятья скрыты там...
Сам же Эрмунд вспомнил, как втянутый в авантюру с Двенадцатью великими магами пытался на спор пробраться в особняк Оттилюка, мастера заграждений... И как после двенадцатичасового мучения истративший все силы он обнаружил себя все там же. Оказалось, что все это время он боролся с несуществующим, находясь в плену заклятья-лабиринта. А сам дом был уже готов ко всем использованным трюкам...

0

39

Терикс с тоской посмотрел на обледенелую елку. А ведь там тоже была своя, пусть и незаметная на первый взгляд, жизнь. И один такой ящер переросток прервал ее в угоду своим эмоциям... И сколько раз лесник повторял своему приятелю "Спокойнее, держи себя в руках"... Но опять дерево во льдах. Зато над ледником не придется корпеть по первым холодам. Мужчина философски пожал плечами, приняв случившееся если не с благодарностью, так со смирением.
- Не пойду, Эрмунд. У меня здесь дом, лес, зверушки... На кого я их оставлю, а? То-то же...
Ну как дите малое - все бросить и тащиться Такхизис знает куда!.. Терикс тяжело вздохнул, передернул плечами. Холодало... Терикс хотел посмотреть на ночное небо, чтобы удостовериться в том, что давно уже пора спать, но вместо этого взгляд лесника уперся в чешуйчатый подбородок ящера. Пришлось сделать несколько шагов назад, почти наступив на ноги Крисании.
- Ночь поздняя уже... Спать пойдем, - буркнул лесник. Настроение было окончательно испорчено. - Эрмунд, будешь сидеть тут, пока не приведешь себя в порядок, а я пока твою девку уложу.
И с самым гостеприимным и дружелюбным видом лесник обернулся к жрице.

0

40

Крисания закусила губу. Девкой ее называли лишь однажды, когда хотели выгнать их с Элистаном из одной темной деревни. Темной не по вероисповеданию, а по знаниям. Не ведали они про древних богов, и слышать о них не хотели. Но тогда это было сказано в гневе, а теперь - из простецкой доброты. Одергивать бессмысленно, но и позволять дальше себя так называть не хотелось. Жрица улыбнулась гостеприимному хозяину и лишь заметила:
- Зови меня по имени, Терикс.
А после продолжила, как будто напоминая:
- Но я все же не хотела бы вас беспокоить. Мне нужно лишь теплое одеяло - и я прекрасно проведу ночь на свежем воздухе.
Крисании хотелось бы взглянуть на шкатулку ближе, но просить было уж слишком нескромно. Да и не принесло бы пользы - жрица не знала заклятий и не смогла бы открыть ее.

+1

41

Терикс обнял Крисанию за плечи и втолкнул в избу со словами:
- Иди в дом, а то замерзнешь, - и уже оказавшись в доме, лесник плотно затворил дверь.
Тяжело вздохнул, потупился, а потом шумно выдохнул, решаясь, наконец, завести разговор. Мужчина обошел вокруг девушки, заглядывая в глаза, схватил Крисанию за запястью и выдохнул на одном дыхании:
- Я смотрю, ты девушка добрая, работящая, светлая, верующая... А мне нужна хозяйка хорошая, а тебе жизнь стабильная, постоянная, надежная... Вот я и подумал, что мне нужна хозяйка, а тебе верный и любящий муж... Так это...выйдешь за меня?
Лесник совсем смутился и потерялся нить беседы. Лицо жрицы для него стало намного менее интереснее, нежели мыски сапог. Тут же засуетился, выискивая теплое одеяло и подушку, чтобы обеспечить девушку и подтвердить свой образ "надежного"...
- Там Эрмунд... Я бы не хотел, чтобы он знал...

Отредактировано Терикс (2012-02-06 00:01:15)

+3

42

Заклятье ясновидения еще не развеялось, а потому он видел и слышал все происходившее в доме. Ухмыльнувшись, дракон улегся, подпирая хвостом дверь и частично обхватывая домик. Теперь "парочка" не смогла бы покинуть его до утра. Внутренне посмеиваясь, дракон громко и протяжно сказал: "Добрых снов." и, уложив голову на травку, показно захрапел. Драгоценная теперь и для равнодушного к деньгам дракона шкатулка была внутри и себя дракон посчитал достаточной защитой для отдыхающих...

0

43

Крисания, которая всегда сразу же находила слова для утешения страждущих, немного растерялась. Ей уже делали предложение, но в тот раз ее замуж звал красивый молодой аристократ. И, само собой, все было согласовано родителями, а церемония помолвки была красивой и проходила на глазах у многих гостей. Но доброта и простота лесника подкупала не хуже золота. Жрица все так же тепло улыбнулась и произнесла:
- Терикс, я не могу стать женой ни тебе, ни кому другому. Моя вера наполняет меня, в ней есть место милосердию, состраданию, но нет места любви, которую должно испытывать жене к мужу. Я не смогу вести хозяйство - не к тому стремится душа моя. И не смогу жить в отдалении от города, потому как удел мой - нести веру людям.
Крисания присела на стул и потянулась за кружкой, в которую была налита обычная вода.

Отредактировано Крисания Таринская (2012-02-06 00:15:17)

0

44

Лесник ничуть не расстроился. Он подозревал, что дело это будет нелегкое, девушка заартачиться, сразу не поняв своего счастья. И не в характере Терикса было быстро сдаваться и пятиться. Поэтому он, улыбнувшись (должно быть, мужчина думал, что нежно и трогательно) в бороду, снова завел речь:
- Тоже мне в отдалении, всего-то миль двести от города... Зато здесь можно приобщиться к природе, проникнуться спокойствием, духом вселенского равновесия и добра, найти себя и...достигнуть полного просветления... А детки-то какие красивые получатся... Мальчик и мальчик...
В руки жрицы ткнулось шерстяное одеяло, к нему прибавилась пуховая подушка. Что еще нужно? Разве что широкая мужская грудь, но не стоит форсировать события... Хорошо, что Эрмунд не ломится, а то ж неудобно получится, чай же не мальчик уже...

0

45

Крисания таки дотянулась до кружки и сделала глоток воды, окончательно успокаиваясь и собираясь с мыслями.
- Ты торопишься, Терикс. Очень торопишься. Нам с Эрмундом наутро предстоит долгое путешествие. И неизвестно, чем и как оно закончится. Я не могу тебе ничего обещать. А ожидание без обещания - бессмысленная трата времени. Быть может, после путешествия мне откроется то, ради чего я навсегда покину мирскую жизнь настолько, что не смогу не только быть женой, но даже заглянуть на огонек, чтобы дать тебе окончательный ответ.
Взяв одеяло и подушку, жрица встала со стула.
- А теперь я пожелаю тебе доброй ночи и пойду на свежий воздух, под крыло Эрмунда, - сказала она и направилась к выходу.
Попробовав открыть дверь, Крисания догадалась, что мешает ей это сделать и окликнула дракона:
- Эрмунд, открой, это я!

0

46

Он продолжал внимательно слушать и показно похрапывать. Большой опыт певца позволял Эрмунду симулировать звуки с предельной точностью, а поскольку он еще и колдовал, то получалось неотличимо от сопения спящего дракона.
"Глупо, все-таки. Гордыня ее берет. Все ей мага темного подавай, да на свет его тащи. Спасительницей хочет быть, как Элистан. Эх..." - мелькали мысли в голове дракона.
Двигаться он, конечно же, не собирался... Не для того ведь он изображал сопение, чтобы она вышла и нарушила плетение защитных заклятий, которые он на протяжении всей беседы натягивал на избушку. Пусть лучше думает, что он перепил, да и уснул. Подуется на него... позлится... ну да ладно... целее будет.
Сплетя знаменитую "радужную стену", дракон улыбнулся про себя. "теперь тут даже средненький дракон не проползет. Все-таки замечательная штука эта стенка... Спасибо Оттилюку..."
И дракон действительно задремал, но мощный драконий разум позволял ему и во сне наблюдать за окружающим его миром. И показалось ему во сне, что избушка - сокровища его, что бережет он в пещере от других созданий, подчиняясь драконьей природе, которую отчасти отринул он когда-то... И велико сокровище и соперники хроматические жаждут завладеть им. Еще крепче прижал хвостом он дверь избушки и, положив голову на крышу, продолжал видеть сны про неведомых врагов.

0

47

- Тороплюсь... Ну дык чай не мальчик уже... Ладно, чего воду в ступке толочь, мое дело предложить, твое... по ситуации...
Лесник вздохнул, пожал плечами, махнул рукой, икнул, зевнул, да тем и закрыл тему сватовства. Пора было на боковую, отдыхать и вообще отсыпаться от дел праведных и не очень. Судя по звукам, дракон без каких-то потерь для здоровья, чести и имущества задрых на улице, подперев дверь. Положение было щекотливое, но толстокожий Терикс не очень заботился о хрупком душевном устройстве Крисании. Он просто махнул рукой на лавку у окна:
- Раздевайся и кладися спать. Время позднее...
А сам ушел в сени, топоча сапогами.

0

48

Эрмунд проснулся, заранее ожидая того, что цель их сама найдет... Ведь недаром Вайретский лес считался "странствующим". Вот он и должен был сам найти дракона и его спутников, оказавшихся хранителями магических секретов. Серебряный дракон приоткрыл глаза...
Да, точно, очертания деревьев изменились, а в воздухе витал аромат истинной Силы. потянувшись, дракон взглянул на дом. "Радужная стена", как и предполагалось, никем, кроме пары жучков и крыс потревожена не было... Об участи этих созданий же... пусть теперь позаботятся боги...
Серебряная спина выгнулась, когда Эрмундграад потянулся, сбрасывая остатки сна и готовясь к длинному и полному событий дню...
"Деревья слегка... движутся?.. А, ну да... читал же об этом у Астинуса..."
- Ну, Терикс да Крисания... вот мы и прибыли в Вайретский лес, - слегка усмехаясь, заметил дракон, - и покидать твое хозяйство, друг мой, тебе и не пришлось...
Дракон отошел, развеял защиту и улегся перед дверью, ожидая своих спутников...

0

49

Крисания долго пыталась уснуть. За то время, что было проведено в Храме, жрица совершенно отвыкла от сна на жестком и теперь ворочалась, иногда тихо шепча молитвы да обращения к Богу. Сомнения терзали душу Посвященной: это ли ее испытание? Этого ли она просила? Что скажет она высшим магам? Что скажут ей они? Ночь была долгой и время на то, чтобы утвердиться в своих сомнениях или отогнать их прочь, у жрицы было. Самая темная ночь всегда перед рассветом. И когда в душу Посвященной постучалась тьма безысходности, она взмолила о помощи, и тогда силы окончательно покинули девушку и она провалилась в тяжелый сон.
Не Паладайна видела Крисания во сне, и даже не черного мага - лишь дорогу, ветвистую, как старое дерево. Ее цель была в конце пути, в конце дороги. И каждый раз, оказываясь на развилке, девушке приходилось принимать решение. И каждый раз не знала жрица, сколь верным ее решение было. И тут, когда не было уже сил бежать дальше, Крисания провалилась в бездонную яму.
Не крик огласил комнату, где проснулась от кошмара жрица, - лишь тихую молитву можно было услышать, и то если прислушаться. А вот голос дракона был более раскатистым и наверняка должен был разбудить даже Терикса. Услышав про Вайретский лес, Крисания подскочила и, успев лишь набросить плащ и надеть сапоги, выскочила из дома.
Лес был... слишком обычным. Конечно, спросонья могло показаться, что деревья движутся, но нет же - такие же сухие ветки на земле, даже какая-то птичка перелетает с ветки на ветку.
- Это Вайретский лес? - спросила жрица, забыв о приличиях. - Ты узнал его?

0


Вы здесь » Последнее испытание » Архивы » В поисках Вайретской башни