Последнее испытание

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Последнее испытание » Архивы » Наслышана... наслышан о тебе...


Наслышана... наслышан о тебе...

Сообщений 1 страница 22 из 22

1

1. Заголовок: Наслышана... наслышан о тебе.
2. Дата: 7 Весенних Сумерек, 356 г.
3. Участники: Крисания Таринская, Рейстлин Маджере.
4. Краткое описание: первая встреча Рейстлина и Крисании.

0

2

Крисания летела к Палантасской библиотеке, как на крыльях. Она не струсит, ее голос не дрогнет, твердость ее веры непременно сломит черного мага. Тьме никогда не устоять перед светом. Тьме никогда не победить.
Но уже перед самыми воротами Посвященная остановилась. Нужно было собраться с силами, чтобы устоять перед злом, могущественным злом. Жрица коснулась медальона, прося Отца Небесного дать ей сил, и сделала шаг вперед. Астинус не встретил ее, лишь мальчишка-ученик молча проводил в комнату с наглухо задернутыми шторами, освещенную всего тремя свечами.
Комната была пуста. Крисания прочла первые слова молитвы и коснулась свечи. Пламя дернулось, выхватывая светом угол комнаты. Жрица вздрогнула от неожиданности.

0

3

Рейстлин пришел в библиотеку к Астинусу много раньше, чем полагалось, однако самого летописца на месте так и не обнаружил. Это несколько подпортило настроение темного мага, поскольку он надеялся изучить пару тяжелых и древних фолиантов перед приходом Крисании Таринской - Дочери Паладайна, как о ней с теплотой отзывался Элистан.
И вот теперь маг сидел в полумраке кабинета, собственноручно запахнув тяжелые портьеры на высоких окнах. Один из монахов, служащих в библиотеке, хотел было что-то возразить на такое самоуправство, но одного немигающего долгого взгляда золотых глаз хватило, чтобы враз побледневший монах испарился прочь. Маджере уже знал, что скажет Крисании, но раз за разом крутил в голове предстоящий разговор. Он обязан поколебать веру светлой жрицы, он обязан сделать так, чтобы она хотя бы на секунду поверила ему - и этого хватит сполна.
Темный маг только встал, чтобы дойти до окна и взглянуть на темнеющий остов теперь уже своей палантасской башни, когда дверь в комнату отворилась, и еще один юркий монах провел в комнату Дочь Паладайна, учтиво ей поклонившись и тут же исчезнув прочь.
Полыхнуло, озаряя комнату, пламя свечи, которую жрица со словами молитвы взяла в руки, и Рейстлин усмехнулся, склоняя голову наподобие приветствия:
- Посвященная... Я ждал.

0

4

Не бывает ничего хуже неожиданности. В такой момент все заранее заготовленные слова и мысли ускользают, уступая место новым, родившимся в этот миг.
Жрица замерла, не произнеся имени своего бога, рука сама потянулась к медальону.
- Приветствую тебя, маг, - сказала девушка. - Ты пришел раньше, чем было назначено.
Она озвучивала очевидное лишь для того, чтобы потянуть время и собраться с мыслями. Свеча выхватывала лишь ткань мантии, лица же и вовсе не было видно за капюшоном. Лишь голос - вот он-то и лишил жрицу равновесия. Нет, она не боялась - вера ее была тверда. Но была очень удивлена тем, что в голосе мага не было злобы, гнева или ненависти. Обычный, ровный голос. О Рейстлине Маджере ходили совсем другие слухи. И по-другому она его себе представляла.
Крисания приподняла свечу чуть выше, чтобы осветить лицо мага, но не ослепить его.

0

5

Маг подождал, пока девушка соберется с мыслями - у него не было желания сбивать жрицу с толку с самого начала разговора. Не было и желания прятаться, даже наоборот, сейчас нужно было показаться Посвященной - и Рейстлин сам вышел в круг ровного теплого света вокруг жрицы. Отсветы от плящущего огонька свечи прежде будто обволакивающие фигуру в черном бархатном плаще, словно бросились врассыпную, когда темный маг осторожно снял с головы капюшон, поднимая взор своих необычных глаз на Посвященную:
- Прошу прощения, если напугал тебя своим неожиданным появлением.
Маджере, наконец и сам смог нормально разглядеть Крисанию: глаза её были полны веры и решимости, а на бледном, подобном мрамору лице можно было заметить только вящую учтивость. Магу вдруг подумалось, что он ожидал именно такую светлую жрицу, а значит всё получится. Получится.
Рейстлин всё-таки прошел к окну и распахнул тяжелые шторы, пропуская в комнату ослепительный солнечный свет, мгновенной обливший своей белизной весь кабинет. Взгляд сам по себе упал на палантасскую башню Высшего Волшебства, и Повелитель Прошлого и Грядущего снова обернулся к Посвященной, которая уже наверняка могла по десять раз собраться с мыслями.
- Позволь мне узнать, праведная дочь, что могло посужить причной того, что ты - светлая жрица - ищешь встречи с темным магом?

Отредактировано Рейстлин Маджере (2011-12-13 20:54:05)

0

6

Крисания взглядывалась в темноту. Глаза еще не привыкли, и света, что давала свеча, было слишком мало. Жрица лишь успела разглядеть золотистый оттенок лица да белоснежные волосы. Ей рассказывали об этом. Рейстлин Маджере был самым молодым магом, прошедшим Испытание. Но у этой медали была и другая сторона. Он не успел как следует подготовиться, и то, что там произошло, сделало его вот таким. Кто-то говорил, что он еще совсем молод, и при свете свечи в это можно было поверить. Крисания слышала, что очень многие маги погибают, проходя Испытание. Конклав не знает сострадания.
Долго отвлекаться на посторонние мысли жрице не дал яркий свет, ворвавшийся из-за распахнувшейся шторы. Девушка не позволила себе зажмуриться, но чуть отвернула голову, давая глазам привыкнуть. А после снова посмотрела на мага. В солнечном свете его уже никто не назвал бы молодым - перед Крисанией стоял седой старец с жесткой, как пергамент, золотистой кожей. И глаза. Сколько ни говори о таких глазах, все равно не привыкнуть. Жрица замерла, глядя сквозь песочные часы зрачков.
- Пророчество, маг, - голос Посвященной не дрогнул. - Ты что-то задумал. И это что-то обернется гибелью мира.

0

7

Рейстлин, словно раздумывая над словами жрицы, прошелся по комнате, оказавшись в другом её конце, будто прячась от солнечного света, и удосужился с тенью почтения кивнуть на кресло у стола Астинуса:
- Присядь, Посвященная, присядь и послушай меня, - темный маг говорил спокойным шепотом, который было ясно слышно в комнате летописца Палантасской библиотеки. И не смотря на этот умиротворяющий шепот, взгляд необычных глаз оставалась холодным и цепким - таким впрору смотреть в души, если бы, конечно, Маджере так мог.
- Я много чего задумал, - шелестел из тени маг, и взор его вновь на миг устремился к башне, портящей Палантас словно грубый шрам. - И планы эти не всем понятны. Но никакой из моих замыслов не обернется этому миру гибелью. Мне совсем не нужен такой исход.
На короткое мгновение сухие губы Рейстлина скривила презрительная усмешка и тут же пропала, а темный маг внезапно дошел до двери, и что-то сказал боязливо проходящему мимо эстетику, закрыв затем дверь и снова обращаясь к светлой жрице:
- То, что я принадлежеу к Ложе Черных Одежд и что меня боятся мои же темные собратья, - Маджере отстраненно усмехнулся. - Еще не значит, что я способен и желаю погубить этот мир, Посвященная.

0

8

Крисания не шевельнулась, оставшись стоять, как стояла. Не упуская мага из виду, она слушала его речи. Рука снова потянулась к медальону, и лишь прикосновение к металлу удержало жрицу от того, чтобы перебить Рейстлина Маджере. Когда тот закончил, Посвященная еще раз внимательно посмотрела на мага. Великого Маджере боялись его же собраться по ремеслу. Они не боялись Нуитари, но боялись Рейстлина. Паладайн учит любви, Такхизис - страху.
- Твои слова безрассудны, маг, - столь же тихо, вторя собеседнику, произнесла Крисания. - Ты наивно полагаешь, что твои замысли непонятны Творцу. Твоим собратьям - возможно, но не они говорили со мной о гибели мира. Паладайн явился мне во сне, чтобы предупредить о твоих темных замыслах. И если ты не хочешь, чтобы мир рухнул, откажись от них.
Крисания смотрела на Рейстлина, надеясь, что взгляд ее будет красноречивее слов.

0

9

Маджере прищурил золотистые глаза, смотря на светлую жрицу с непотухающим любопытством, которое сполна скрывалось жесткостью этого взора. Огоньки до сих пор горящих свеч неожиданно затрепетали, когда маг снова заговорил - и слова его были отчетливыми и тысячу раз продуманными:
- Сам Паладайн сказал тебе, что замыслы мои темны? Или это лишь ты сама решила так, потому что темны мои одежды? - Рейстлин с вопросом на мгновение воззрился на Посвященную и продолжил. - Нет у меня замыслов, способных погубить этот мир, и способов этих я не ищу.
Темный маг повел плечами, как если бы его обдало ледянящей стужей, а потом тяжело оперся на свой посох, не сводя при этом взгляда со столь решительно смотревшей в ответ девушки. Однако мысли Маджере в этот миг были явно где-то далеко, потому что он безразлично обронил короткую фразу:
- Знаешь ли ты о проклятии Врат Бездны?
Именно в этот момент дверь отворилась, пропуская эстетика, который принес дымящуюся кружку. Но стоило Рейстлину, приставив посох к стене, взять её в руки, как маг тяжело, надсадно закашлялся, буквально сгибаясь попалам и уронив кружку с кипятком на дощатый пол.

0

10

Слушая Рейстлина Маджере, Крисания думала, как ответить, чтобы маг понял ее. Видимо, он и вправду решил, что видит больше бога. Что лучше знает о результатах своих действий. Он сомневается в Творце. Жрица не была удивлена. Говорили, что Маджере верит только в магию и собственное величие.
Но все мысли были прерваны ужаснейшим кашлем мага. Тем самым, что достался Рейстлину Маджере после Испытания. Крисания и об этом слышала, но и подумать не могла, что он будет столь ужасен. Не взирая на разлитый отвар, Посвященная бросилась к магу. Спрашивать о том, что с ним, было глупо: все было понятно и так.
- Я могу помочь? - спросила жрица, не удосуживая себя красивыми продуманными формулировками.
Разговор о пророчестве был прерван, но Крисания надеялась, что ненадолго.

0

11

В ответ на беспокойство жрицы Рейстлин только едва покачал головой, заходясь очередным приступом кашля и судорожно прижимая к губам платок, который мгновенно испачкался кровью, выступившей а губах мага.
Наконец, силой кое-как уняв кашель, Маджере с усталой злостью посмотрел на разлитую воду - наверняка Астинус еще долго будет ворчать из-за этого происшествия, но как бы то ни было... Повелитель Прошлого и Грядущего смог снова вернуться к прерванному разговору, хоть и голос его звучало вдвое тише, чем раньше:
- Праведная дочь, не зря я слышал от Элистана, что вера твоя крепка, - Рейстлин сел в ближайшее от него кресло и вновь посмотрел на светлую жрицу. - Однако, уверена ли ты, что правильно истолковала свой сон? Уверена ли, что я способен погубить этот мир?
Помолчав и продолжая глядеть на Крисанию золотистыми глазами, маг добавил:
- Подумай еще раз, Посвященная, зачем мне нужно, чтобы этот мир - мой мир - погиб?

0

12

Гордец. Во взгляде Крисании читалось лишь сочувствие. Маджере болен, но из гордыни не позволит говорить об этом. И из гордыни все так же будет мучиться кашлем, но не позволит помочь себе.
- Ты сомневаешься в мудрости Паладайна, маг, - Посвященная говорила тихо, но твердо, не давая собеседнику усомниться ни в едином ее слове. - В этом твоя ошибка. Ты не бог, твоей проницательности не хватит, чтобы предвидеть все последствия твоих же замыслов и действий. Лишь Паладайн в своей бесконечной мудрости может увидеть то, что скрыто от глаз человеческих. И он увидел, и предостерегает тебя от роковой ошибки. Прислушайся, Рейстлин Маджере, откажись от своих замыслов. Иначе обернутся они тем, чего не хочешь даже ты.

0

13

Рейстлин продолжал пристально смотреть на Посвященную, внимательно слушая её - на лице мага не выражалось ничего, кроме безразличного спокойствия вкупе с тенью уважения к жрице, и только в глубине странных зрачков можно было, пожалуй, заметить искру нетерпения.
- Если бы я сомневался в мудрости богов, то и не встретился бы с их возлюбленной дочерью, но я пришел сегодня, - Маджере окинул беглым взглядом кабинет Астинуса.
Маг, после приступа кашля, начал чувствовать себя много хуже, чем в от момент, когда возник сегодня на пороге Палантасской библиотеки, перепугав эстетиков. Поэтому Рейстлин встал, крепко сжимая в руке свой посох и почти улыбнулся - лишь взор остался всё тем же - светлой жрице:
- Мне нужно вернуться в башню, Посвященная. Но, думаю, мы не закончили еще наш разговор, - Маджере вложил в руку праведной дочери Паладайна серый тусклый кристалл, сжав на мгновение её руку, чтобы она вдруг не выронила камень. - С эти кристаллом ты сможешь пройти через рощу мертвых и никто тебе не помешает.
У двери, маг обернулся:
- Раз деяния мои могут разрушить этот мир, узнай сама, что я задумал, и ты поймешь, что Кринн вне опасности, - с этими словами Рейстлин вышел, оставляя девушку в одиночестве.

0

14

- Рейстлин! - Крисания окликнула мага по имени, сама того не заметив.
Рано он ушел. Между ними осталось столько недосказанного.
Жрица подошла к окну - небо было располосовано почти пополам уродливой башней. Она никогда не задумывалась, каково это - жить в таком ужасном месте. Крисания гнала от себя мысль о том, что магу приходится жить еще и в ужасном теле. Нет, не о красоте она в тот момент думала - о болезни, что сжигала тело Рейстлина Маджере. Стоило ли его могущество таких мучений?
Крисания вышла из комнаты и, сама того не ожидая, столкнулась нос к носу с хозяином библиотеки. Тот был не один.
- Здравствуй, Астинус, - поприветствовала жрица знакомого и стала ждать, когда ей представят незнакомца.

0

15

- Приветствую и тебя, Крисания, - искренне обрадовался хозяин Палантасской библиотеки. - Прошу меня простить за то, что оставил вас одних. Меня навестил гость и нам было, о чем поговорить. Это Эрмундграад.
Астинус не стал уточнять, о чем они говорили с драконом, да это было и ни к чему. После он повернулся к гостю и представил гостью:
- А это Крисания - Посвященная, жрица Паладайна.
Хозяин библиотеки улыбнулся.
- Ты получила, что хотела?

0

16

Крисания лишь мельком взглянула на Эрмундграада, наскоро кивнув в знак приветствия.
- Мы не смогли закончить разговор. Рейстлин не раскрыл своих замыслов, но и скрывать не намерен. Мне не хватило времени и... и мне не хватило слов.
Жрица закусила губу и коснулась пальцами медальона, висевшего на шее.
- Он сказал, чтобы я сама узнала о его замыслах. Чтобы убедилась, что в них нет ничего ужасного. Но он ошибается. Просто не знает возможных последствий. А чтобы убедить его, мне нужно знать, что именно он задумал...
Крисания говорила и понимала, что уже решила, что будет делать дальше. Узнает, конечно же узнает. Никто - даже Рейстлин Маджере не способен утаить свои мысли от всех.
- Мне нужно найти... - жрица на мгновение задумалась. - Мне нужно разыскать главу Ложи Черных мантий. Ему должны быть ведомы замыслы Рейстлина.

0

17

- Ей, - поправил Астинус. - Ложу возглавляет женщина и ее зовут Ладонна. Думаю, она не откажется от разговора с тобой. Но Ладонну не так просто найти: Конклав магов собирается в Вайретской башне. Это не простая башня. Когда-то черный маг, пытаясь спасти своих собратьев, создал вокруг нее зачарованный лес. С тех пор найти ее практически невозможно. Не ты находишь башню - башня находит тебя. Лишь тот, кто знает путь к ней, сможет войти в ее врата. Тебе нужен спутник, Крисания. Кто-то из магов, что могут найти дорогу к Вайретской башне.

0

18

Среброволосый юноша преклонил колено пред красотой представшей перед ним жрицы. "Такая красота должна быть запечатлена. Я должен написать портрет. Или хотя бы набросок," - подумал дракон.
- Просто Эрмунд. Преклоняюсь перед светом Паладайна, что несут столь хрупкие и изящные молодые девы. Прошу прощения, что похитил у вас премудрого Астинуса, однако наше обсуждение легенд Кринна вышло крайне увлекательным. К главе ложи черных мантий? Возможно вам пригодится помощь бывалого колдуна-путешественника? Я уверен, что совместный путь порадует нас обоих.

Отредактировано Эрмундграад (2011-12-20 01:26:55)

0

19

Жрица взглянула на коленопреклоненного юношу и улыбнулась. Астинус верно заметил, что ей нужен спутник. Нет, не диких животных боялась Крисания, и даже не разбойников - Паладайн не допустит, чтобы с ней, с Посвященной, случилось что-то дурное. А если и допустит - значит, таково испытание для нее. Но вот найти то, что спрятано от людей, не умеющих колдовать - с этим жрице справиться было не под силу.
- Но разве вы знаете, где находится Вайретская башня?

0

20

- Однажды я побывал в гостях у Пар-Салиана. Признаться, там весьма забавная библиотека. Однако никто не может точно знать, где находится лес. Потому что лес именно "находится". Вернее, находит тех, кого считает надобным пропустить. Это очень похоже на бродячие леса из земель юань-ти где я однажды нашел останки храма Ио столь древние, что... - по взгляду дракона стало понятно, что он почти потерял связь с реальностью, - но сейчас это неважно. Если пожелаете, я проведу вас к башне, а также скрашу разговорами и приличной едой наш путь.

0

21

Крисания немного помедлила. Она не собиралась так скоро покидать Палантас, но и весомых причин отказываться от похода у нее тоже не было. Необходимо было решиться, а для этого нужно было взвесить все "за" и "против". Ей нужно было отыскать Ладонну, а значит, идти придется.
- Благодарю тебя, Эрмунд, - проговорила жрица. - Сегодняшнюю ночь я проведу в Храме, да и вам с Астинусом нужно закончить беседу. Если ты готов выступать завтра утром, я тоже буду готова. Лишь подойди к Храму - я буду тебя ждать. А теперь мне нужно идти. Астинус, благодарю тебя за гостеприимство и беседу. Ты очень помог мне.

0

22

Подождав, пока жрица удалится на почтительное расстояние, Эрмундграад повернулся к Астинусу. На лице его было легкое неудовольство.
- а ты ведь знал о том, что так случится, не правда ли? Если что - учти: я не понесу ее на своей спине. У меня седла нет. Да и сомневаюсь, что она такая уж хорошая наездница. А вообще - где жрецы Паладайна нашли такую благодетельную красавицу? Эх... Жаль, что она - Посвященная.
-Беседу мы можем продолжить и позже. Сейчас я бы предпочел кружку вина и приличный кусок мяса. не мог бы ты указать мне дорогу к ближайшему приличному трактиру?

0


Вы здесь » Последнее испытание » Архивы » Наслышана... наслышан о тебе...