Последнее испытание

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Последнее испытание » Последнее испытание » Летайте драконами Паладайнофлота!


Летайте драконами Паладайнофлота!

Сообщений 31 страница 56 из 56

31

Лиара выслушала историю знаменитого кендера с интересом. Все-таки, есть нечто положительное в том, что у тебя ничего нету - по крайней мере не нужно волноваться, что это что-то могут стащить вот такие вот герои. Хвала Паладайну, Тассельхоф говорил быстро и громко, так что урчание в желудке эльфийки было не расслышать. Может, она и не высокородная, однако все равно достойная представительница своего рода, поэтому издавать подобные звуки ей ну совершенно не к лицу. Да и Янтарь, хвала все тому же Паладайну, вовремя вспомнил об... Лиара взглянула на садящееся солнце... Об ужине, да.
Однако воспитание снова напомнило о себе. Как обычно, не вовремя, но куда от него деваться? Это как болезнь, причем хроническая - никуда не спрятаться.
- Нет, великий дракон. Тело мое получило сон и отдых, и готово этим удовлетвориться. Но если ты соберешься принять пищу и будешь готов разделить ее со мной, я не в коем случае не посмею обидеть тебя отказом.
Эльфийка прикусила язык. Как же, выкрутилась, как бы не так. Из лихо завернутой фразы можно было сделать вывод о том, что она не только не голодна, а еще и почтит своей милостью, если ее пригласят к ужину. Лицо Лиары залилось краской. Природная скромность не позволяла подобных формулировок, и девушке было ужасно стыдно за такие слова. Но не извиняться же теперь...

0

32

Валиара слушала Тассельхофа очень внимательно, что кендеру льстило, и он решил, что будет рассказывать интересные истории во время полёта про дядюшку Пружину, про других драконов, про эльфов, и в завершение – про себя самого. Тем временем Янтарь и Лиара говорили на довольно странном языке, по мнению Таса, такой язык мог быть использован только знатными особами, но ни в коем случае не его новыми друзьями.
Медный дракон поинтересовался, не голодный ли Непоседа. Первым успел ответить желудок, спев довольно замысловатую арию, жаль короткую.
- Хм… Янтарь, я б не против ма-а-аленького перекуса, – огласил свой вердикт кендер, с каким-то растрёпанным видом.

0

33

Поскольку оба спутника так или иначе выразили согласие, Янтарь дальше рассусоливать не стал. В несколько прыжков разбежался и взмыл в воздух - с противоположного от кендера и эльфийки края поляны. А то, знаете ли, дракон, когда взлетает, поднимает такой ветер, что некоторых может и с ног сбить.
Далеко от поляны он предпочёл не улетать: места кругом дикие, хрень в окрестностях водится - похуже огров с минотаврами. Как было отмечено на карте, которую Янтарь таскал с собой, к горам примыкала какая-то пустыня, и обитали там либо всяческие немёртвые (призраки там, восставшие из могил, бродячие скелеты...) - либо гигантские инсектоиды. И если встречу с парочкой несвежих трупов, решивших скрасить нежизнь мудрой беседой, та же эльфийка ещё могла бы пережить - то внезапно вывернувший из кустов какой-нибудь таракан двухметрового роста мог оказаться для неё фатальным. Хлоп - и готов инфаркт, не выдержало чувствительное девичье сердечко. А потом ей ещё могилу копай, речи прочувствованные над телом произноси... нет уж!
С добычей возникла некоторая сложность: в лесу, сквозь ветки деревьев её толком и не разглядишь. А спустишься пониже - всех распугаешь. Впрочем, должен же у них тут быть какой-то водопой? О, а вон просвет между кронами. Так и есть: река. И тропинка. И - что приятнее всего - по тропинке, не подозревая о нависшей опасности, бодро топает молодой олешек. Ну и недалеко он утопал. Дракон спикировал вниз, одним быстрым и точным ударом переломил оленю хребет, после чего сцапал животное всеми лапами и поволок в гнездо доедать... пардон, на полянку - угощать спутников.
Тушу он аккуратно положил на траву, отошёл в сторону и обратился к Тассельхофу:
- Я надеюсь, одной оленьей ноги вам на двоих хватит? Если нет, могу отдать две.
И к Вилиаре:
- Могу ли я обратиться к тебе за помощью, благородная дева? Нутро моё слишком нежно, чтобы выдыхать пламя. Сумеешь ли ты собрать хворост и разжечь костёр? Прости, что вынужден утруждать тебя столь низменными вещами... впрочем, если ты готова есть оленину сырой, никакого беспокойства об огне с твоей стороны не потребуется.

+1

34

Не успел медный дракон договорить, как ветви деревьев зашуршали и поднялся ветер. Но, как следует не разойдясь, он мгновенно стих, и перед путниками предстал седой старец, опиравшийся на длинный дубовый посох. Оглядев дракона, эльфийку и кендера, он пробормотал что-то себе под нос, взмахнул посохом - и костер вспыхнул сам собой. Не пришлось даже собирать хворост - сухие веточки уже были собраны в небольшую горку.
- Мне хватит и трети ноги, Янтарь, - сказал он, глядя на костер. - Хватило бы и четверти, но я слишком голоден.
Старик покачал головой и, отойдя на пару шагов, поднял с земли две совершенно ровных рогатины и не менее ровную палку. Надеясь, что дракон догадается оторвать ногу от туши, он установил рогатины, подмигнул Тассельхофу, а после достал из-под плаща нож и принялся затачивать будущий вертел.

+1

35

Лиара все еще переживала за дурную формулировку, поэтому чуть было не подскочила, заслышав возможность хоть как-то сгладить эффект собственных слов. Конечно же, она насобирает хвороста и даже попробует развести огонь. Правда, пока еще эльфийка не представляла, как. Но наверняка у кендера найдется что-нибудь, от чего можно получить искру.
Но долго размышлять над этим не пришлось. Мало того - Лиара даже не успела сделать шагу в направлении рощи, чтобы раздобыть хвороста. Появившийся из лесу старик вел себя слишком уж по-хозяйски, да к тому ж, называл дракона по имени. Наверняка у них тут была назначена встреча. Эльфийка сочла за благо помолчать и не вмешиваться. Отойдя поближе к Тасу, она задумалась лишь над тем, что если Янтарь останется со стариком, то что же делать ей? Она ведь даже толком не знает, где находится. А уж как отсюда выбираться - и подавно.
А старик был магом, причем далеко не самым слабым. Лиара прикусила губу. Как бы набраться смелости и попросить телепортировать ее в Сильванести?

0

36

"Ой, дракоша! Ну, молодец! Какой сегодня ужин будет!!!" - восхищался Тассельхоф мысленно, конечно. Олень - вот что спасёт путников после тяжёлого дня. В том смысле, что не олень спасать будет, а ужин, приготовленный из этого парнокопытного.
Янтарь выделил новым знакомым одну ногу оленя. Не хилый кусочек, надо сказать. После этого прочитал довольно замысловатую речь для Валиары. "Во, загнул..." - подумал Тас, ничего не поняв, но в целом суть уловил. Увы, величественные речи на умном языке кендер не понимал. Многочисленные обращения, например "благородная дева", чрезвычайно сбивали с толку.
Одно мгновение, и поднялся ветерок. Ветер не был резким, но был спокойным, он даже навевал какие-то добрые мысли. Дальше Тассельхоф просто не помнил себя от радости. Он мгновенно узнал этого старца с помятой остроконечной шляпой. Но помнил ли он Тассельхофа? "Он всегда забывал своё имя. Не мог же он теперь забыть даже меня! Ох, но у него столько дел..." - задумался Непоседа.
- Фисбен! - радостно подскочил Тас к магу и с уверенностью протянул ему ладошку для рукопожатия, не забыв при этом обежать взглядом самого волшебника. В карманах мантии, наверняка, должно быть что-нибудь интересное.
Лиаре даже не пришлось выполнять просьбу дракона. Фисбен уже с помощью магии развёл огонь.

0

37

Первым побуждением Янтаря было вежливо поинтересоваться, не полностью ли и окончательно почтенный старец очешуел тут в глуши и одиночестве. Так и быть, ему хватит половины дозы... в смысле, трети ноги. Ноги, между прочим, честно пойманной лично медным драконом вместе с остальным оленем. И на разных тут бородатых рассчитано не было. Голодный он, понимаешь! Вообще обурел в корягу, старый пень.
К счастью, высказывать недовольство вслух дракон не спешил. Во-первых, его учили, что старших надо уважать. Во-вторых, его учили, что жадничать нехорошо, ибо Господь велел делиться. Ну слопает бедный голодный старичок кусок оленины - да и ладно. Эльфийке с кендером всяко хватит, а Янтарь ещё недавно готов был до Балифора на голодном пайке лететь или сразу две оленячьих ноги отдать. И в конце концов, светлому дракону положено быть добрым, милым и учтивым. Сам дурак, нечего было обратно из алого в медный перекрашиваться. Терпи теперь.
А в-третьих - Янтарю вовремя вспомнились мамины сказки, в которых такие вот старички-боровички внезапно мало того, что оказывались могучими магами - так ещё и знали, кто куда за чем пошёл, и где это самое "за чем" выложено на блюдечке с голубой каёмочкой. Правда, блюдечко обычно охранялось разными злобными гадами - однако герой, сопровождаемый бодрым волшебным дедушкой, в течение путешествия рос, мужал, набирался силы, мудрости и магической мощи, обнаруживал у себя стопицот тыщ мильонов разных умений, доселе неизвестных, и становился крут настолько, что одной задней левой лапой плёл изящное макраме изо всех шей Такхизис, с лёгкостью отвлекаясь на философские беседы, обретение истинной любви и обнюхивание окрестных цветочков. Посрамлённая богиня униженно скулила, хромала на все четыре конечности и, клятвенно обещая больше так не быть, с трудом уползала в родную Бездну. Утомлённый, но гордый герой сурово смотрел ей вслед, опираясь на меч, а его мудрый наставник в уголке утирал слёзы умиления кончиком седой бороды, после чего неслышимо уходил готовиться к очередному явлению Такхизис и воспитывать нового протеже.
Помимо этого в сказках непременно встречался другой персонаж: девушка, спасённая героем от страшной опасности. Всю дорогу эти двое должны были постоянно ссориться и выяснять отношения или, по крайней мере, пребывать в атмосфере полного взаимонепонимания. Однако к концу истории оба внезапно выясняли, что понимают друг друга, оказывается, лучше некуда, и вообще жить врозь не могут. Правда, что обнадёживало - обычно парочка принадлежала либо к одной расе, либо к разным, но способным иметь общее потомство. А великая любовь между эльфом и драконом (неважно, кто из них какого пола) обыкновенно приводила к спасению мира и глубокой личной трагедии, что Янтаря не устраивало категорически. Он предпочитал если уж оказаться в сказке - то легкомысленно-приключенческой, немного суматошной и непременно со счастливым концом. Ну вас нафиг с вашими трагедиями!
Кстати, ещё одно обязательное действующее лицо на полянке тоже присутствовало: спутник главного героя. В его обязанности входило нести оптимизм в массы и быть чуточку более глупым, смешным и неуклюжим, чем сам герой, чтоб тому было на чьём фоне выглядеть крутым и непобедимым в первое время. Хотя бывали иные варианты: например, спутник вполне имел шансы оказаться более проницательным и мог обращать внимание героя на некоторые важные вещи, которые тот без посторонней помощи однозначно прошляпил бы. Как, например, сейчас. А то вот никому на Кринне не было известно, что за личность скрывается под видом полоумного старого мага Фисбена!
Короче, как ни крути, а первое побуждение пришлось давить на корню. Потому Янтарь быстренько посчитал до десяти - и обратился ко всем трём голодающим:
- Я надеюсь, у вас что-нибудь режущее найдётся? Ножик там, топор... меч, если это не слишком неблагородно. А то иначе мне для вас ноги от оленя придётся либо грязными когтями отрывать, либо вообще откусывать. Оно вам надо?
Дракон собирался есть свою часть добычи сырьём. Ещё не хватало, хорошее мясо портить!

Отредактировано Янтарь (2012-03-03 20:18:02)

+3

38

Фисбен улыбнулся, обнажив ряд не слишком уж и гнилых для его возраста зубов.
- Найдется! - радостно сказал он, доставая из-под полы мантии хороший такой тесак, как будто специально для таких целей с собой прихваченный. - Мой маленький друг, ты справишься с ним? Прости, вылетело из головы твое имя.
Старик протянул тесак кендеру и смущенно посмотрел на Янтаря.
- Думаешь, топор подошел бы лучше? Он грязный, в смоле и траве.
После маг поцокал языком, вернулся к работе и, все больше заостряя конец вертела, зачем-то сказал:
- А блюдечко и не гады вовсе охраняют, ведь не гады же?
И, что было уж совсем непонятно, вопросительно взглянул на кендера, а после перевел тот же взгляд на эльфийку.

0

39

Когда маленький кендер назвал прибывшего мага по имени, Лиара окончательно растерялась. Значит, все тут друг друга знают, одна она, как невесть кто тут глазами хлопает. Или ушами - это смотря с какой стороны смотреть. Старик настолько выжидающе посмотрел на эльфийку, что та отбросила всякие страхи и на одном духу выпалила:
- Добрый маг, а владеешь ли ты умением телепортации? Мне в Сильванести нужно. Очень.
Но умолкнув, девушка удивилась собственной же наглости и смелости, но, вместо того, чтобы ковырять носочком туфельки и без того не слишком чистую землю, начала оглядывать себя на предмет внезапно появившейся сумочки или кармана. Ни того, ни другого не было.
- Но у меня ничего нету, чтобы заплатить тебе, - заливаясь краской, сообщила эльфийка.

0

40

Старик протянул Тассельхофу тесак и извинился, что не помнит имени кендера. «Раз он своё имя всё время забывает, то уж моё и подавно. Ну, и Паладайн с ним... Что я сейчас сморозил?» - пролетела мысль в голове Непоседы.
- Тассельхоф Непоседа, - представился, в который раз, кендер. - Фисбен, а ты ничуточки не помнишь, там, в Пакс Таркасе, ты сотворил кучу перьев из подушки? – начал расспрашивать Тас, мерно пиля ногу оленя. «Мы пилим, пилим, пилим… вспомнилось почему-то». Вдруг пустоту разрезал голос Фисбена.
- А какое такое блюдечко? И почему не гады? И зачем его охранять, оно важное? Ой! – озарило Таса, и он тут же вынес на общее обозрение свою догадку, - А это, случайно, не та вещичка, которую я могу помочь найти в Кендерморе?
Непоседа был рад завалить всех и вся вопросами, которые сами собой всплывали в голове и тут же озвучивались.
Тем временем, нога отпилилась. Не очень ровно, зато не топором.

Отредактировано Тассельхоф Непоседа (2012-03-05 21:08:41)

0

41

Янтарю вспомнилась ещё пара признаков мага, который сопровождает главного сказочного героя: он каждый раз появляется и исчезает в самые неожиданные моменты, и у него всегда есть куча мелочей, способных облегчить и скрасить мелкие бытовые неудобства. Как в той сказке про кендера, которого один волшебник нанял сопровождать такхизисову дюжину гномов. Тем нужен был во-первых, четырнадцатый (на удачу), во-вторых - взломщик, и кендер удачно совместил две эти должности. Один из гномов был каким-то таном, изгнанным из Торбардина - он мечтал вернуться и занять трон, даже называл себя Королём-Под-Горой. Впрочем, из его планов ничего не вышло: в конце долгого пути, полного приключений и опасностей, гномы столкнулись с драконом, и их погубила гномская жадность - они попытались ограбить драконью сокровищницу. Дракона потом убил соламнийский рыцарь, Серебряным Копьём. А кендер в ходе общей беготни забрёл в какую-то пещеру, где столкнулся с особенно пакостным хобгоблином. Впрочем, храбрый и сообразительный сородич Тассельхофа сумел спастись, сыграв с подземным хобгоблином в загадки - и даже разжился волшебным колечком. Неискушённый в чарах кендер думал, что колечко просто делает его невидимым, а оказалось, что колечко потерял чуть ли не лично Нутари. Ну и понеслось потом... Так вот, маг в этой сказке исчезал не пойми куда как раз перед тем, как гномы с кендером имели шанс куда-то влипнуть, а потом, стоило им таки влипнуть по уши - маг возвращался и с выражением лица "Что б вы без меня делали, недотёпы?" вытаскивал их изо всех неприятностей, кормил горячим ужином и обустраивал в тепле и уюте. Звали сего достойного мужа диковинно - Олорин, служил он Паладайну и тоже имел привычку притворяться безобидным старичком, который только и умеет, что фейерверки пускать. У Фисбена лично и учился, не иначе.
Кстати, в той сказке у кендера никакой там симпатичной гномочки не завелось, что внушало определённый оптимизм. И то, что Вилиара запросилась домой, пожалуй, радовало. Нет, она, конечно, для девчонки была вполне ничего... но лучше пусть её Фисбен телепортирует. Заодно - минус крюк в Балифор. А ещё, раз Фисбен взялся сказочного мага изображать - может, у него под хламидой и упряжь драконья есть, для пущего удобства? И седло ещё двухместное, ага. Или трёх - если эльфийка тоже полетит.
Услышав про гадов, Тассельхоф оживился и немедленно забросал старика вопросами. Янтарь же наоборот - надулся, дождался, пока Непоседа отпилит нужный (нежный?) кусок оленинки, дальше вцепился зубами в загривок туши и, по-щенячьи упираясь всеми лапами, уволок её в дальний конец полянки. Повернулся попой к остальным - исключительно из вежливости, между прочим: не всем приятно наблюдать, как драконы кушают. На всякий случай медный ещё и крылья растопырил, прикрывая ужин. Но прежде, чем приступить к трапезе, Янтарь повернул морду к Фисбену, показал ему длинный раздвоенный язык и сообщил:
- Между прочим, так нечестно - я же твои мысли не читаю! И вообще, чужие мысли подслушивать нехорошо!

+2

42

- Тассельхоф, говоришь? Знавал я когда-то одного Тассельхофа - уж какой герой был! Да-да, мы с ним не только перья из подушки делали, но и подушку без перьев, - вспоминал Фисбен, пытаясь проткнуть вертелом оленью ногу.
Получалось сомнительно, хоть палка и была заточена, как хорошее копье. То ли сил магу не хватало, то ли умений - кто его разберет.
- А блюдечко важное - в этом ты не сомневайся, - продолжил он. - Иначе зачем бы его искать стали? Хотя зачем оно сейчас понадобилось - ума не приложу. Столько лет никому нужно не было, а тут схватились, ищут. И, что уж самое странное, находят.
Маг перевел взгляд на эльфийку и тяжело вздохнул:
- Отправлю я тебя домой, юная дева, ты не сомневайся. Но плату попрошу высокую. Драгоценными камнями усыпанную. Тяжелой ношей будет она для тебя.
Проткнув таки оленью ногу, Фисбен бросил вскользь Янтарю:
- Показывать язык тем более нехорошо! Я же тебе не показываю! - и занялся установкой вертела в рогатинах.
Закончив с мясом, маг присел на траву и умолк, что-то обдумывая.

0

43

Лиара посмотрела на хвост дракона и поняла, что имел в виду маг под драгоценными камнями. Шкатулка, доставшаяся от родителей, ее богатство и наследство. Очень красивая - но не эльфийской красотой. И не гномьей, хоть многие ювелирные изыски приходились на их долю. В этой красоте было что-то волшебное, наверняка не обошлось без магии. Но семья Лиары не была знатной, а нести шкатулку ко двору на проверку никто особенно не стремился.
Нет, эльфийка не то, чтобы сильно дорожила сокровищем. Продать она его вряд ли бы решилась, к тому же, на прожитие служанке при дворе и так вполне хватало. А этому магу, быть может, шкатулка принесет пользу. Тем более, что он о ней как-то прознал.
- Я отдам тебе шкатулку, - проговорила она, присаживаясь рядом с Фисбеном. - Только верни меня в Сильванести.

0

44

Тассельхоф во все глаза смотрел на Фисбена. Тем временем, тесак сам надёжно упаковался в плотный кожаный чехол-мешочек и прикрепился к поясу кендера.
Пока старый маг рассказывал о герое-Тассельхофе, кендер расплывался в улыбке. Казалось, что сейчас он взорвётся от избытка эмоций, но нет, оставался целым.
«Важное блюдечко, которое мне надо бы найти в Кендерморе… Они же без меня его в жизнь не найдут. Что же они без меня делали!» - задумался Тас – «Надо будет спросить у Тонконогов. Они часто меняют предметы обихода в доме».
Валиара набралась смелости и попросила Фисбена отправить её домой. А Янтарь… Янтарь ел. Непоседа так и норовил подглядеть, как едят драконы. Но заметив массу из кишок, крови, мышц и чего-то ещё, скривился и предпочёл больше не заглядывать в рот дракону.

0

45

Фисбен благодушно бормотал что-то о старых добрых временах - похоже, вспоминал, как они на пару с Тассельхофом вышивали в Пакс Таркасе. Янтарь с любопытством развернул в сторону мага одно ухо, прислушиваясь: всегда интереснее узнавать о событиях от очевидцев - а то другие нарасскажут невесть чего. Впрочем, надо признать, что очевидцы способны приукрасить историю так, что куда там любым слухам! А уж слухов по Кринну ходило таких и столько... Янтарь не то чтобы собирал их, но набрался немало, и картинка нарисовалась у него примерно следующая.
Пришли Танис и компания в Утеху, а там с одной стороны - принц Гилтанас, с другой - дракониды. Посадили всех в клетки и повезли в Пакс Таркас, работать. По дороге напало на них могучее эльфийское войско, которое возглавлял брат Гилтанаса, Портиос. Драконидов поубивали, людей из клеток выпустили - и велели быстро топать отсюда куда хотят и как хотят, не эльфийская это забота. Таниса перспективка не устроила, так что он напросился в гости к приёмному папе - дайте, типа, водички попить, а то так есть хочется, что переночевать негде, и да, со мной тут друзья, вы же их не прогоните? Эльфы помялись, но отказывать сочли неприличным. Так бы Герои Копья и остались ловить свой кайф в Сильванести, если бы Таниса не замучила домогательствами местная принцесса. Посему, когда Беседующий-с-Солнцами, доведённый до нервного срыва буйной танисовой компанией, в сердцах рявкнул Полуэльфу "Да пошёл ты... в Пакс Таркас, рабов освобождать!", Танис сделал вид, что принял простой эвфемизм за почётное задание. И пошёл. И дружков с собой прихватил. И Гилтанаса. Лорану не прихватывал, она сама увязалась. Вышла вечерком к костру - и прям как Танис в Сильванести: водички дайте, а? Пришлось дать, чего уж там...
В Пакс Таркасе женщин держали отдельно, детей отдельно, мужчин отдельно. Детей охраняла полоумная драконья бабка, мужчин - жрец Верминаард, женщин - никто, но они одни уходить не хотели. Тут пришёл Танис сотоварищи, дал драконице-пенсионерке по голове волшебным мечом, вывел женщин к детям, а сам, пока суд да дело и сопли в сахаре, пошёл Верминаарда воевать.
Тем временем Тассельхоф где-то откопал Фисбена. Приятели ползали по секретным ходам цитадели, которую старый маг знал, как свои пять пальцев, и вели диверсионную работу - спасали овражных гномов, которых в замке держали на корм дракону. В качестве приманки дед оставлял на видном месте свою волшебную шляпу, подсвечивал её огненным шариком, а когда бедные наивные дракониды пытались рассмотреть диковинку поближе - коварная парочка гасила несчастных: Фисбен - боевым посохом, кендер - волшебным кинжалом... куда доставал. Один молодой родич, кстати, рассказывал Янтарю, что шляпа волшебная. Если её надевал кто-то с малейшими зачатками магического дара - она начинала неразборчиво бормотать про вороньи когти, слизь или грифонов. Некоторым просто громко дула в уши. Говорили, если суметь разобрать пророчество шляпы - узнаешь своё будущее на семь лет вперёд.
А потом на приманку клюнула слишком крупная рыбка... в смысле, ящерка. Лично алый дракон Пирос. Но волшебник и тут не растерялся: с помощью заклинания набил дракона перьями, как подушку. Какое тут драться и Верминаарда верхом катать, когда вместо пламени только облако курячьих перьев и вылетает! Вылез Пирос во двор, чихая и кашляя - пока полз, случайно на цепь запорного механизма чихнул, а она возьми и порвись. Плохая работа, явно не гномы ковали. Ворота камнепадом заперло, самому Верминаарду камнем по шлему прилетело, а тут и Герои подоспели и добавили от щедрой геройской души. А на Пироса драконья бабка сверху плюхнулась, после удара мечом по голове окончательно спятившая, и как начала... в разных позах воображать себя молодой и красивой! Понятное дело, бедный дракон этого не выдержал и с отчаяния убился о ближайшую скалу.
Вот так Добро в Пакс Паркасе в очередной раз победило Зло, мысленно заключил Янтарь, разгрызая очередную кость. А теперь это Добро сидит тут, жарит оленью ногу и просит у бедной эльфийки не то блюдечко драгоценных камней, не то какую-то специфическую волшебную шкатулку - в качестве платы за доставку в Сильванести. Ну и ладно, если Фисбен её сейчас отсюда вжикнет, то лететь будет значительно проще.
На глядящего в пасть Тассельхофа дракон покосился, но говорить ничего не стал. Хочет на кишки-мясо-кровищу полюбоваться - пусть любуется. Может, ему Фисбеновы воспоминания душу разбередили, и у него теперь приступ боевой ностальгии? Пусть его смотрит, жалко, что ли?

+2

46

Фисбен все так же сидел, не отрываясь от созерцания еще даже не начинавшей подрумяниваться оленьей ноги. И ни просьбы эльфийки, ни принятие драконом пищи, казалось, совсем его не занимали. Вдруг он заговорил. Без вступлений, словно отвечая на не заданный вопрос.
- Да, Янтарь, то кольцо и вправду потерял лично Нуитари. Но не он так страшен, как змея, что охраняет одну заветную дверь. Та змея о пяти головах, в каждой голове - по ядовитому зубу. Без яда змея жалить не будет - вот и забрали волшебники у нее все зубы да раскидали их по свету так, чтобы никто-никто не нашел. И долгие годы лежали те зубы - какой на дне морском, какой в глухом лесу, пока не стали находить их. Нельзя те зубы уничтожить, как нельзя было сломать кольцо Нуитари. Лишь все вместе собрать, лишь в огне сжечь. И тогда только та дверь, которую змея охраняет, будет заперта навсегда.
Зубы те, змеиные, в шкатулках хранятся, самоцветами украшенных. Но не раскрыть ту шкатулку без сильного заклятия, не вынуть зуб без знания древнего да умения. Поэтому храни шкатулку, девочка, - маг повернулся к Вилиаре, - храни, как жизнь свою. Никому не отдавай. А я после ужина отправлю тебя домой.
Старик умолк и перевернул начавшую зажариваться с одного боку оленью ногу.

0

47

Лиара слушала, как завороженная, вплоть до того момента, когда поняла, что всю эту историю волшебник рассказывает специально для нее. А осознав, что ничего не понимает, растерялась. Может, попросить рассказать историю заново? Ну вдруг она поймет, причем тут к змеям и кольцам Нуитари она со своей шкатулкой. Но эльфийка была слишком воспитанной, чтобы просить о повторении. Маг наверняка устал и не захочет твердить все заново.
Девушка лихорадочно соображала. Домой ее отправят - это прекрасно. Но там ведь королева. И ее советник, отец благородной Камиэль. Что она скажет им? Как расскажет о смерти его единственной дочери? И что с ней сделают потом, в наказание за то, что не уберегла госпожу? Эльфийка поежилась при мысли о разговоре с советником. А тут еще шкатулка эта. Сколько лет стояла она в их доме - и никто на нее не позарился, а тут - ишь! Беречь, как зеницу ока. Может, под деревом ее закопать? Которое возле дома. Кому придет в голову искать драгоценные шкатулки под деревьями?
Лиара умоляюще посмотрела на Фисбена.
- А может, вы ее заберете у меня? И сами сохраните? У вас она будет в гораздо большей безопасности, - заверила эльфийка глядящего на огонь мага.

0

48

Тассельхоф тем временем оторвался от просмотра ужастиков в виде разрывания тушки оленя драконом и стал жадно наблюдать за будущим ужином. Ужин выглядел аппетитно. Все почему-то молчали, но вдруг заговорил Фисбен про какое-то кольцо, про змею, зубы. Какая-то потрясающая легенда. Однако эта легенда из уст старого друга звучала довольно убедительно, что Непоседа задумался. Причём так хорошо задумался, что некоторое время прибывал в полном абстрагировании от мира сего.
- Значит, была пятиглавая змеюка, у которой забрали все ядовитые зубки. И теперь все пытаются найти эти зубы? Или нет? А если да, то зачем? Что это за дверь, которую охраняет змея? Эти зубы пятиглавой змеюки мне не очень нравятся. Какие-то они… тёмные, - спустя какое-то время сказал кендер.

0

49

Вместо того, чтобы погладить эльфийку по голове, как положено доброму дедушке, и немедленно выдать ей всё, чего она хочет, Фисбен принялся медитировать на жарящуюся ногу. В принципе, Янтарь его понимал: выглядело аппетитно, пахло вкусно... Сырое мясо, с точки зрения дракона, выглядело и пахло ничуть не хуже, однако у некоторых странные вкусы, им подавай только приготовленное. Между прочим, быть таким привередливым иногда очень неудобно!
Янтарь успел расправиться почти со всей трёхногой тушей, когда старец внезапно подал голос. Сначала в очередной раз продемонстрировал телепатические таланты, после чего рассказал о пятиголовой змее, у которой в каждой голове - по одному ядовитому зубу. И таки пообещал отправить девушку домой после ужина. А Янтарь задумался о змее. Вот интересно, как она, бедолага, жила-то - пятиголовая и пятизубая? Старенькая, наверное, была - вот все остальные зубы и выпали. А дальше собрались волшебники, выдрали у несчастной твари последние клычья, упаковали в сильномагические шкатулки, да и раскидали где ни попадя. Что характерно, сильны были волшебники явно задним умом: сначала попрятали змеиные зубы в труднодоступные места, потом сообразили, что их сжечь надо, тогда охраняемая беззубой животинкой дверь закроется насовсем. И неусыпную сторожицу можно будет, видимо, отправить на заслуженную пенсию. Дело доброе, ага.
Вилиара, понятное дело, хранить такое сокровище не хотела. И попробовала немедленно избежать великой чести, уговорив Фисбена забрать шкатулку. Тот вежливо, но твёрдо отказался, ибо нафига ему такое счастье? Тассельхоф осмыслил информацию и начал сыпать вопросами. У Янтаря вопросы тоже были - маги, конечно, могут быть странными, но хоть какая-то логика же должна быть в их поступках? Дракон облизнул морду, подошёл к костру и сел, обвив лапы хвостом.
- Я бы хотел кое-что уточнить. Во-первых: уничтожить зубы нельзя, сжечь можно. Получается, при сжигании они не уничтожаются? И что тогда с ними делать? Во-вторых: почему их не сожгли сразу? Чтоб было чем занять пятиголовую змею? А почему тогда их надо жечь сейчас? Змея перевоспиталась, что ли, и можно её с поста отпустить, пусть ползает? И в третьих, - золотистые глаза ярко полыхнули, напоминая, что их обладатель всё-таки дракон, пусть и не взрослый. В голосе отчётливо послышалось шипение: - Я недостаточно ясно показал, что мне неприятно, когда мои мысли читают, а потом ещё и озвучивают для всех? Ещё одна подобная попытка, почтенный старец - и я без лишних разговоров расправляю крылья и покидаю вашу компанию. Вилиару есть кому доставить домой, без меня обойдётесь. Надеюсь, теперь я высказался достаточно чётко?

0

50

Фисбен покачал головой на просьбу эльфийки. Конечно, это было очень привлекательно - утащить шкатулку с собой, но что за этим последует - не хотелось думать. Гилеана давно не было видно, но он и без того дурно отнесется к проискам брата. Даже если речь шла о жизни и смерти, дракон заботился лишь о равновесии.
- Нет, Лиара, тебе приглядывать за ней. На, возьми... - маг протянул эльфийке тоненькое изящное колечко. - Оно отнесет тебя туда, куда ты пожелаешь. Ты ведь хочешь домой?
Последнее Фисбен уточнил совершенно на всякий случай. Чтобы остроухую не понесло куда-нибудь покорять иные эльфийские государства.
Кендер, как всегда, завалил вопросами. Что ж, ему как раз можно ответить.
- Мне они тоже не понравились. Зубы такие, что даже на украшение не пустишь. Как по мне, так лучше бы их совсем не было.
- Но иногда нельзя сделать все сразу, Янтарь, таковы законы этого мира, - продолжил Фисбен, обращаясь уже к дракону.
Маг умолчал, что потом этого делать тоже нежелательно. Если равновесие хотят нарушить с одной стороны, то несправедливо надеяться только на законы мира.
- Конечно, дракон, я тебя понял еще с первого раза, - совершенно по-детски улыбнулся старец, любуясь сверкающими глазами своего детища. - Но ведь я не держу тебя здесь насильно, не так ли? Ты волен покинуть это место в любой момент, когда только пожелаешь. Вот только пожелаешь ли ты этого? Тем более, что мне все равно уже пора. Спасибо за ужин, а всем - за приятную компанию.
Фисбен достал из-за сапога очередной нож и, отрезав себе немалый такой кусок горячего мяса, спешно растворился в воздухе.

+1

51

Как ни взирала Вилиара на мага предано и с надеждой, старик все равно отрицательно и непреклонно покачал головой. Эльфийка как-то сразу поникла. Вот уж послал Паладайн проблем на... голову. Несчастная лишь тяжко вздохнула, принимая из рук Фисбена колечко.
- Ага, домой, - покорно согласилась она с уточнением мага, сама впрочем уже не столь уверенная в этом. Дома были венценосные и властиимущие родичи ее госпожи Камиэль, и ничего хорошего с их стороны девушке не сулило. В лучшем случае упрячут с глаз долой на кухню или вовсе выгонят на вольные хлеба. В худшем - еще решат чего доброго, что она виновата в гибели дочери советника королевы. С них станется. А теперь еще эта шкатулка. И как это маг себе представляет, чтобы она, простая и хрупкая девушка ее хранила. Зачем он вообще о ней рассказал - вон, сколько поколений пролежала у них дома нетронутой и ничего. Еще раз, горестно вздохнув, Вилиара задумчиво ощупала колечко и решила, что все это надо обдумать и спешить домой она пока не станет. Она хотела было спросить что-то у старика, но у того оказались на этот счет другие планы. Фисбен растворился в воздухе у нее прямо перед носом. Эльфийка обиженно всхлипнула и перевела растерянный взгляд сначала на Янтаря, а потом и на Тассельхофа:
- Он всегда так делает?
Ой, как не понравились ей сказки мага о змее. Уже тем, что внезапно оказалось, что они касаются ее.
- К чему он вообще об этом заговорил? О змее этой то есть, - снова повернувшись к дракону, спросила Вилиара с надеждой. Кому еще знать о таких вещах, как ни ему? Она сама не заметила, что забыла сдобрить свою реплику витиеватым пафосным слогом.

Отредактировано Вилиара (2012-05-14 22:59:02)

+1

52

Тем временем, ужин был готов, и Непоседа решил насладиться оленем, которого приготовил Фисбен. Тассельхоф, спустя какое-то время сделал вывод: вкусный олень… был. А был он потому, что кендер уже успел съесть свою порцию и теперь, лёжа набитым пузом вверх, наслаждался жизнью и внимал речи друзей.
Янтарь своими словами ясно показал, что терпеть не будет, если маг ещё раз заберётся в его мысли и там пороется. А действительно, кому нравится, что в его голове кто-то копошится? Мало ли что там, в голове, может быть.
Фисбен говорил про шкатулку, зубы, что-то про законы этого мира. А Тассельхоф больше не мог адекватно воспринимать разговор. Ему мешало одно обстоятельство. У кендера заболел живот. Вот что значит объелся. И вот только Тас хотел попросить Фисбена дать ему что-то от боли в животе, как тот исчез. Непоседа даже не успел сказать «до свидания».
Обречённый Тассельхоф достал флягу с водой, стараясь питьём заставить замолчать свой желудок. Непоседа продолжал лежать с печальным видом, не свойственным кендеру.

+1

53

Пронаблюдав исчезновение старца, Янтарь сильно пожалел, что он не огнедышащий. Иначе фуганул бы струёй пламени по паре сосенок, от полноты чувств. Но - чего нет, того нет, пришлось просто хвостом по земле стегануть. И развернуться к Вилиаре и трогательно постанывающему Тассельхофу.
- А теперь у меня есть парочка вопросов, - злость прорывалась в голосе дракона шипящими нотами. - Кто-нибудь продолжает верить, что это был именно Фисбен, или есть другие версии?
Понятное дело, вопросы для кендера и эльфийки были неожиданными. Посему Янтарь поспешил развить свою идею:
- Сначала явился сюда и потребовал - не попросил, а именно потребовал, чтоб его накормили. Причём с ходу заявил права на львиную долю вашей порции, даже не задумавшись, что на него тут изначально вообще рассчитано не было. Потом начал откровенно демонстрировать способности к чтению мыслей, абсолютно наплевав на моё явное недовольство и прямые просьбы этого не делать. Дальше начал нести какую-то чушь про какие-то там змеиные зубы, а стоило потребовать подробностей - непринуждённо этак свалил, толком ничего не объяснив. Тассельхоф, ты вроде бы с ним общался... настоящий Фисбен когда-нибудь так поступал? Вилиара, ты должна разбираться - светлые маги часто ведут себя настолько бесцеремонно?
Дракон сложил крылья и задумчиво склонил голову набок.
- Допустим, пятиголовая змеюка - это Такхизис. Других пятиголовых пресмыкающихся я у нас на Кринне не помню. Допустим, действительно - много лет назад выдрали у неё маги по зубу из каждой головы, для пущей безвредности. Но уничтожить не смогли - а теперь с чего вдруг их стало можно сжечь? Причём обратите внимание, как ловко дед увильнул от ответа на вопрос: зачем зубы сжигать, если это их не уничтожит всё равно? Зачем ему тогда вообще зубья понадобились? Лично я, глядя на его поведение, как-то слабо верю, что для чего-нибудь хорошего.
Янтарь оглядел спутников, ожидая реакции.
- Короче, так. Предлагаю следующее. Сейчас мы подрываемся и летим в Сильванести. Именно летим - с учётом возникших сомнений я крайне не рекомендую тебе, Вилиара, пользоваться дедовым подарочком. Я б его вообще тут прямо и закопал, от греха подальше. В Сильванести мы забираем твою шкатулку, выклянчиваем драконье седло и рвём когти в Кендермор. Там сныкан некий сильномогучий волшебный свиток, за которым какая-то чёрная магичка отправляла подчинённого настолько тайно, что в курсе были как минимум все посетители таверны, где происходило дело. Находим свиток, ныкаем свиток и шкатулку где-нибудь в горах, среди убежищ светлых драконов и налегке отправляемся в Вайрет за консультацией к Пар-Салиану. Есть возражения? Нет? Замечательно. Тассельхоф, у тебя в запасах найдётся прочная верёвка?

+2

54

Дракон на исчезновение мага отреагировал не столь мирно. Шваркнул по земле хвостом, видно от невысказанных эмоций, да так, что эльфка едва не задохнулась от поднявшегося столба пыли. С трудом откашлявшись, она сердито посмотрела на виновника пыльной бури:
- А мне почем знать как звать старика? Может Фисбен, а может и не он, - пожала плечами Лиара, - Я его первый раз вижу... И еще не определилась хочу ли я, чтоб этот раз был последним... Это Тассельхоф с ним знаком его и спрашивай... - ей определенно требовалось больше времени для осознания произошедшего и обдумывания на предмет того, откуда простой маг мог знать о их семейной реликвии... И если дракон задает такие странные вопросы... кого он заподозрил в этом сердобольном старикашке?
Далее Янтарь произнес монолог, содержание которого позволяло заподозрить, что он скорее мыслил вслух, а не спрашивал мнения такой мелочи, как кендер и бесхозная эльфка...
- Бесцеремонно ведут себя не обязательно светлые маги, - заявила последняя, вставив свои пять золотых, - Так ведут тебя те, кто явно осознает свое превосходство - в силе, знаниях, опыте, богатстве, не суть важно. Просто если ты выше других, то можешь себе такое позволить...
Может Вилиара сказала бы еще чего нить, на тему гнобления средних классов высшими, но с губ (уст? пасти? Оо) дракона слетело имя Темной Богини... Эльфийка икнула и примолкла, дослушав грандиозный план до конца.
- Да зачем закапывать, милая вещичка, - еще раз икнув, она спрятала кольцо подальше в кармашек. Прежде чем закапывать такие вещи, все таки надо подумать, а это она сейчас была не в состоянии.
- Угу! Полетим... заберем... - вскочив на ноги, Лиара изо всех сил попыталась сымитировать готовность к полету, тем временем воровато косясь на притихшего и погрустневшего кендера.
- Ты в порядке?

Отредактировано Вилиара (2012-07-21 01:09:31)

0

55

Тассельхофу полегчало, кстати, довольно быстро. Непоседа даже удивился – откуда у него в фляге исцеляющая жидкость. Хотя на самом деле он знал, что там была обычная вода, но несмотря на это, Тас всё равно взял себе на заметку то, что можно будет полить этой водой раны, если что.
Тем временем Янтарь как-то взбудоражился. «Злой дракон!» - мелькнуло в голове любопытного кендера и тут же пропало. Больше всего в голову Таса забрели мысли о Фисбене.  А вдруг Янтарь прав?
- Настоящий Фисбен всегда вытворял какие-то непонятные фокусы. Нет-нет, я не о магии, правда, он и с заклинаниями всегда не очень ладил, а если вспомнить заклинание «огненного шара»! Всю жизнь забывал! Ой, ты не об этом спрашивал? А появлялся он так всегда! Внезапно. И также внезапно улетучивался. Именно улетучивался, - начал верещать кендер, поднимаясь на ноги. И одновременно сообщил Лиаре, что с ним всё хорошо, и он чувствует себя прекрасно.
Янтарь предложил план действий. Тассельхофу план понравился. Причём очень.
- Летаать! – воскликнул кендер, прыгая от радости, как будто у него только что живот не болел вовсе, - верёвка? Погоди минуту… она же где-то была.
Ровно указанное время Тас шарил у себя за пазухой. Обнаружив искомое, он как-то сумел вывернуться, что обмотанная вокруг него верёвка сразу оказалась в руках. Такие они кендеры – изворотливые.

+1

56

Верёвка оказалась довольно прочной и длинной, что отлично подходило для спокойного перелёта кендера и эльфийки по небу. Непоседа отдал верёвку Янтарю и наблюдал за процессом создания «кабины для экипажа». Тас старался вникнуть в этот процесс, продержался он долго. Минуты две. Кендеру надо было срочно занять руки какой-нибудь вещичкой. Желательно новой в его коллекции. Он порылся в своих сумочках, но ничего интересного для себя в данный момент не нашёл. «Эх, всё какое-то старое. А вот в Перепутье сейчас можно было бы найти много новых вещей… Вот бы мне новую флягу для воды, а то в этой только лечебная вода! А как же я буду всё время пить лечебную воду? Так и заболеть не долго», - размышлял Тассельхоф, аккуратно шаря рукой в кармане плаща Лиары, стараясь, чтобы эльфийка не заметила его. «Она же потеряет что-нибудь важное! Я обязан защитить её вещи». Однако эти вещи надо было защищать от ловких ручек Тассельхофа.
- Вот бы сейчас в Перепутье, - начал говорить кендер, рассматривая красивое колечко и явно наслаждаясь, тем, что он нашёл, но не успел закончить свою мысль воришка, как улетучился подобно Фисбену.

0


Вы здесь » Последнее испытание » Последнее испытание » Летайте драконами Паладайнофлота!