Последнее испытание

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Последнее испытание » Последнее испытание » Многие знания - многие печали


Многие знания - многие печали

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

1. Заголовок: Многие знания - многие печали
2. Дата: 7 Весенних Сумерек, 356 г.
3. Участники: Астинус, Рейстлин Маджере
4. Краткое описание: У Рейстлина есть вопросы. У Астинуса есть ответы. Но смогут ли они договориться?

0

2

Рейстлин переместился из башни сразу ко входу в библиотеку, сейчас время ему было дороже. Да и разве может Повелителя Прошлого и Грядущего сильно истощить одно лишь заклинание телепортации?
Мысли, до того прикованные к происхоядщему в Утехе, теперь снова вернулись к непонятному вмешательству в магию. И уж кто-кто, а Летописец наверняка должен знать хоть что-то об этом. Именно поэтому Маджере отправился сюда сразу же, не дожидаясь утра.
Заранее предвидя реакцию эстетиков, вновь завидивших на пороге Рейстлина Маджере да еще и в позднее время, маг язвительно усмехнулся в никуда и постучал в двери Палантасской библиотеки:
- Мне нужно видеть Астинуса.

Отредактировано Рейстлин Маджере (2012-05-25 20:35:17)

0

3

Астинус не торопился встречать Рестлина Маджере. К чему спешка? Ведь это черному магу нужны были ответы, а не наоборот. Летописец дождался, когда эхо слов отзвучит в каменных сводах и стихнет окончательно, сменившись тишиной. Только тогда Астинус, двигаясь с положенной возрасту почтенной неспешностью, вышел встретить гости. Долгожданного, но отнюдь не приятного. Когда-то этот чародей носил красные одежды, но времена меняются... увядая, лепестки розы чернеют.
- Судьба расщедрилась на головоломки. И вот самоуверенный темный маг спешит за советом к простому летописцу, - скрестил руки на груди старик. - Что тебе нужно, Рейстлин?
Летописец не улыбался. Он помнил, кто перед ним и начинал понимать, почему. Многие знания - многие печали, и Астинусу уже сейчас было очень жаль братьев Маджере. Люди не должны делать такой выбор, это нечестно перед их природой.

Отредактировано Астинус (2012-01-20 00:57:49)

0

4

Маджере терпеливо ждал появления Астинуса, оставшись прямо на пороге открытой монахами двери. Конечно же нельзя получить всё и сразу, тем более информацию, ведомую немногим. Маг скинул с головый капюшон, до того скрывающий его лицо в тени, и взглянул своими золотистыми глазами на Летописца:
- Вот только так ли прост летописец? - всего на мгновение в голосе Рейстлина появилась язвительность, которая тут же пропала, сменившись должным уважением. - Астинус, тебе ли не знать, зачем я сюда пришел.
Повелитель Прошлого и Грядущего еще раз вспомнил малопонятные разъяснения живца и нахмурился от невозможности объяснить происходящее. Маджере и сам не слишком рвался лишний раз тревожить Летописца Палантасской библиотеки, но разве можно забыть о том, сколь многое доступно этому человеку (и человеку ли вообще?).
В конце концов, маг вновь нарушил гробовую тишину высоких сводов:
- Я хотел бы понять, кому понадобилось прикасаться к магии во много раз более сильной, чем умения того, кто нарушил этот баланс?

0

5

- В летописце искать подвох - напрасный труд, Темный маг, - покачал седой головой Астинус. - Да и что тебе какой-то старик, повелитель прошлого и грядущего?
Он посторонился и жестом пригласил Рейстлина, не такого уж и нежданного, пройти в библиотеку. Негоже вести разговоры, а тем более деловые, на пороге, у всех на виду. Недоверия к Палантасской башне у Астинуса не было, как не было и желания информировать всех и сразу о своих делах. А тем более о чужих. Играть на светлой стороне летописец не собирался, как и на темной, впрочем.
- И что тебе до невежды, которому, как и всем мыслящим, не чуждо любопытство? - спросил, затворив двери, старик, делая особое ударение на слове "любопытство". На Маджере он смотрел открыто и просто, без какой-либо насмешки или ехидцы, запрятанной в уголках губ или под ресницами. И с искренним интересом. В эту игру можно же играть вдвоем, правда, Темный маг?

Отредактировано Астинус (2012-01-26 00:05:01)

0

6

- Подвоха я и не ищу, - Рейстлин усмехнулся, плотнее запахиваюсь в черную мантию, и прошел в библиотеку, приглашенный Летописцем. - Какой-то старик? Боюсь, просто к какому-то старику я бы не пришел в попытке узнать ответы на некоторые вопросы.
Маг окинул взглядом множество полок с книгами, попутно напомнив себе, что неплохо бы наведаться в библиотеку днем, но уже за пожелтевшими от времени фолиантами, где ждали своего часа знания и заклинания. Сейчас же время было не то, чтобы слишком дорого, но Маджере пришел сюда за ответами и не хотелось понапрасну тратить ускользающие минуты, потому темный маг, дождавшись, пока с глухим звуком закроются двери Палантасской библиотеки, обернулся к Астинусу, зашуршав своими черными одеждами.
- Такое любопытство чревато последствиями, - Рейстлин, вопреки горящим в библиотеке свечам, прошептал заклинание и шарик на конце его посоха загорелся холодным белым светом. - И вряд ли последствия будут особо приятными для всех нас. Магия, настоящая магия, не терпит слабых.
Повелитель Прошлого и Грядущего скривил рот в неком подобии ухмылки, которая сейчас показалась бы скорее зловещей, нежели полной иронии. Вряд ли бы кто-то просто любопытствующий сунулся в настолько сильную магию, что забеспоились даже обычно безразличные ко всему живцы. Потому Маджере столь яро стремился узнать, кому всё это понадобилось.

0

7

Астинус усмехнулся, глядя на Рейстлина, старательно кутающегося в черные одежды, словно подчеркивая лишний раз свою принадлежность к темной ложе. Лишний раз напоминая о своем предательстве...
Хранитель палантасской библиотеки подошел к Маджере, заглянул в его глаза, изуродованные "доброй" магией Пар-Салиана (хотя логики этого чародея Астинус так и не понял) и, улыбнувшись, положил ладонь, пожелтевшую и сухую, как одна из страниц его книг, ладонь на навершие посоха. Светящийся шарик несколько раз "мигнул" и окончательно потух.
- Магия не терпит слабых. Ей не нужны и сильные, не так ли? А вот для получения ответов необходимо задавать вопросы.

0

8

Задумчиво глядя на потухший хрустальный шарик, Рейстлин размышлял о странном поведении Астинуса. Нет, его не удивляло то, что летописец намеренно тянул время, уклоняясь от прямых ответов: маг и не ожидал, что беседа с Астинусом сведётся к простому ответу на вопрос. Что действительно немало удивило и позабавило Рейстлина - так это то, с каким упорством Астинус принижает саму свою сущность, называясь простым летописцем и каким-то стариком.
"Я ведь знаю, кто ты, дружище. Я видел твой гнев. Ты смотрел, как я умирал. Тогда ты растерял свою хладнокровность и приоткрыл мне всю степень отчаяния, которая накопилась в твоей душе за долгие столетия. В каком-то странном порыве ты, сам того не желая, дал мне подсказку, ключ. Я знаю, что тебе известны ответы на любые вопросы, так зачем же ты притворяешься? Ради забавы? Или намекая, что мои амбиции зашли слишком далеко?"
Цепкий, но безжизненный взгляд Рейстлина блуждал по фигуре летописца. Маг знал, что Астинус не будет забавляться слишком долго - его ждёт работа. Ведь пока его перо не касается пергамента, в летописи накапливаются пробелы. Рейстлин скривил губы в усталой улыбке.
- Магия подчиняется лишь тем, кто способен контролировать её, - маг отвёл взгляд, уставившись на навершие посоха. - Этот невежда выжил?
Рейстлин вдруг вспомнил о своей матери, которую погубил её собственный дар. Эти воспоминания больше не трогали его, но всё же след лёгкой грусти на пару мгновений промелькнул в глазах мага. Впрочем, его тут же вытеснила задумчивость, с которой Рейстлин снова посмотрел на Астинуса.
- Ты говоришь о любопытстве... Да, любопытство присуще многим людям, но в не меньшей степени им присуще желание сохранить свою жизнь. Впрочем, ты ничего не говорил о людях, не так ли? Ещё немного, и я решу, что этот невежда был родом из Кендермора!
В глазах Рейстлина полыхнули искорки холодного смеха. Он вспомнил о кендере, благодаря которому так много узнал об этой расе. Да, Тассельхоф потревожил бы любые силы лишь ради любопытства... Маг впился взглядом в Астинуса, тяжело оперевшись на свой посох.

Отредактировано Рейстлин Маджере (2012-05-06 22:14:55)

+1

9

Знай Астинус, о чем думал сейчас Рейстлин... Хотя, кто сказал, что старый летописец не знал? Возможно, он просто был слишком воспитан и хитер, чтобы демонстрировать самому могущественному из живущих на Кринне магов все свои силы и знания. Хотя это тот еще метафизический вопрос: какой предел возможностей у бога, сознательно себя ограничивающего только в одном? Вон Такхизис удалось запереть в Бездне не потому ли, что она того захотела сама? Хотя нет, как раз эта его сестра всегда тянулась к крупным компаниями и была склонна к дебошам с разрушением половины созданного ими же мира. Немудрено, что она когда-то разругались с педантом Паладайном... Сам Гилеан всегда держался в стороне от этих дрязг, потому что знал, что миротворец всегда получает по рогам гораздо сильнее, чем все остальные. Такхизис бы в таком случае сказала, что благими намерениями дорога в Бездну выслана.
- Выжил. Правда, чувствует себя не слишком хорошо, если вдруг тебя это интересует, маг, - стоило старику убрать ладонь с навершия посоха, как оно вновь загорелось, словно оправдываясь перед хозяин за свою оплошность. Астинус заложил руки за спину, чуть наклонившись вперед. - Кендермор? Право слово, черный маг, тебе там делать нечего. К кендерам направляется и так слишком много твоих старых и новых друзей, вам там будет тесно...
Хвастливый... нет, не дурак, но спесь сильно ухудшает мыслительные процессы. Этот недуг Астинус наблюдал и у Пар-Салиана, и даже у платинового дракона.

0

10

"Нечего делать? А вот Ладонна считает иначе," - подумал Рейстлин, поглядев Астинусу в глаза и иронично изогнув бровь. Маг почему-то был уверен, что хронисту доступна каждая его мысль. Впрочем, это не приносило Рейстлину дискомфорта: он знал, что Астинус вряд ли посмеет вмешиваться в ход истории.
Маг на несколько долгих секунд задумался о такой беспощадной авантюре, как путешествие в Кендермор. Единственным существом, которое в прежние деньки раздражало Рейстлина сильнее тугодума-Карамона, был Тассельхоф. Маг вспомнил, что раньше частенько хотел хорошенько приложить посохом этому мелкому проныре по затылку, чтобы он прекратил трещать своим пронзительным голосом и держал руки подальше от дорогой сердцу мага дорожной сумки.  Рейстлин поморщился: в Кендермор он отправится только в случае крайней необходимости. Сейчас следовало разрешить другую загадку.
Маг резко шагнул к хронисту, всё его тело напряглось, а губы сжались в тонкую ниточку. Каким бы слабым не казался маг внешне, сейчас аура его внутренней силы и магического могущества ощущалась почти физически. И несмотря на усталость и некую озабоченность, на его лице вдруг проявилось выражение непоколебимой уверенности. Рейстлин сделал ещё один шаг, остановившись совсем рядом с Астинусом. Когда он заговорил, его мягкий голос звучал почти неслышно и очень серьёзно.
- Ты спрашиваешь, какое мне дело до любопытного невежды... Но ты знаешь, друг мой, что мне есть дело до всего, что происходит в этом мире. Я не настолько самонадеян, чтобы игнорировать даже невежд. История знает множество примеров, когда слабые и на первый взгляд незначительные личности повергали в хаос самые блестящие планы. Поэтому мне нужны ответы, Астинус. И я уверен, что бессмертному "простому летописцу" известно о деяниях каждого живого существа в Кринне, - на лице Рейстлина мелькнула немного ироничная улыбка. - Так ответь мне: кто этот невежда? Что за могущественный артефакт попал ему в руки?

+2

11

Астинус улыбнулся. Рейстлину Маджере надоело играть словами. Было странно видеть такое нетерпение в месте, где среди толстых фолиантов время, казалось, останавливалось. Эстетики не уставали трудиться, смахивая пыль с книжных полок, но века брали свое и никакой свежий воздух не вдохнул бы яркие краски жизни в этот кабинет.
Хронист взял со стола хрустальный мерцающий шар и повертел его в руках.
- Знаешь, маг, - задумчиво произнес летописец, - когда-то, в незапамятные времена, ко мне пришел Фистандантилус и попросил книгу. Тебе ведь известно, что мои книги не покидают пределов библиотеки, но он предложил очень высокую плату. Такую, от которой я не смог отказаться. Он сделал для меня вот это.
Астинус протянул Рейстлину шар, светящийся изнутри лунным сиянием. Видения в нем сменялись одно другим.
- С тех пор у меня пропала необходимость верить чужим глазам - я могу видеть собственными все, что происходит на Кринне. Но книга так и не вернулась ко мне, осев на дне Кровавого моря. И теперь она - плата за информацию. Пообещай вернуть ее мне, маг, - и ты получишь ответы на свои вопросы. Получишь прямо сейчас, поскольку я знаю, что ты сдержишь данное слово.
Летописец вернул шар в изящную витую подставку, и тот погас, более не подпитываемый прикосновением владельца.

0

12

Глаза Рейстлина сузились: он узнал артефакт, который держал в руках летописец. "Шар Проходящего Времени... Я создал его незадолго до того, как Истар был разрушен," - подумал маг и тут же вздрогнул, осознав, что снова путает собственные воспоминания с прошлым Фистандантилуса. Рейстлин никогда прежде не видел этого шара, но, тем не менее, знал о нём всё. Он мог бы, пожалуй, создать ещё один подобный артефакт, если бы захотел. Воспоминания и опыт Фистандантилуса помогли бы ему и уберегли бы от возможных ошибок. Но Рейстлин знал, сколько времени и сил отнял Шар Проходящего Времени у самого могущественного мага прошлого, и не мог позволить себе подобной роскоши.
На губах Рейстлина появилась кривая усмешка, когда он услышал условия Астинуса. Те века, что разделяли настоящее время от Катаклизма, были для бессмертного хрониста лишь кратким мгновением, ничтожным промежутком времени. Астинус ничего не терял, отдавая книгу Фистандантилусу. Должно быть, лишь испытал слабое чувство досады от того, что рукопись покинула стены Великой Библиотеки. Летописец, разумеется, предвидел грядущие события и, вероятно, давно рассудил, кому поручит вернуть утраченную собственность.
Конечно, и сам Рейстлин ожидал такого поворота событий. Глупо было надеяться на то, что хитрый хронист поделится знаниями, не потребовав за это справедливой расплаты. Что ж, сделка вполне устраивала Рейстлина. Он знал, что путешествие на глубину Кровавого Моря Истара будет тяжёлым и опасным, но и это было лишь на руку магу. Его союзница должна пройти своё испытание…
Рейстлин, наконец, отвёл взгляд от артефакта и посмотрел на Астинуса. Маг больше не улыбался, его лицо выражало усталое спокойствие. Слегка пожав плечами, Рейстлин тихо произнёс:
- Книга будет возвращена тебе. Даю слово.

Отредактировано Рейстлин Маджере (2012-08-05 20:32:16)

+2

13

- Я принимаю твое слово, Рейстлин Маджере, - сообщил летописец нейтральным голосом, как будто скрепляя договор печатью.
А после улыбнулся одними губами, уселся за свой стол и перелистнул лежащую книгу всего-то на десяток страниц назад.
- Это вовсе не невежда, - покачал он головой. - Этот человек знал, что искал. И, заметь, нашел, хоть это было очень нелегко.
Хронист коснулся хрустального шара рукой, заставляя вихри внутри него вертеться и показывать события из разных уголков Кринна. Даже во время разговора с магом, Астинус был на рабочем месте, и ему совершенно не хотелось пропустить что-то более важное, чем то, где пара минут промедления ничего не решат. Но шар отозвался спокойствием, и летописец убрал с него руку.
- Один человек хитростью выманил у морских эльфов шкатулку, украшенную драгоценными камнями, - Астинус продолжил свой рассказ. - Но по возвращении допустил большую неосторожность. Он не учел, насколько сильная магия скрыта в ней, и не смог защитить ни себя, ни артефакт. Внутри шкатулки футляр, в футляре - свиток, украшенный вдоль краев черной вязью. Внизу на свитке - черная драконья голова вместо печати. Но открывать ее очень опасно - намного вероятнее погибнуть, чем добиться успеха. Воды Кровавого моря Истара откликнулись на магию шкатулки и затянули ее к себе вместе с тем, кто с таким трудом ее заполучил.
Летописец перевернул обратно страницы своей книги и спросил:
- Я ответил на твои вопросы?

0

14

Рейстлин отошёл от стола на пару шагов и замер, сложив ладони на навершии посоха и уперев в них подбородок. Маг, казалось, был сильно утомлён: он даже прикрыл глаза и имел вид человека, который усилием воли вынужден удерживать внимание на чём-то очень важном. Истинное состояние Рейстлина выдавал лишь взгляд - острый и внимательный. Из-под прикрытых век маг наблюдал за каждым движением летописца, а слова, которые произносил Астинус, навсегда фиксировались в его памяти.
Хронист замолчал, но Рейстлин ещё некоторое время не двигался и не отвечал ему, обдумывая всё сказанное. Когда маг, наконец, поднял голову, его лицо выражало мрачное удовлетворение. Уставившись на Астинуса своим непроницаемым взглядом, Рейстлин кивнул:
- Вполне, - маг неловко пошевелился, перехватывая посох поудобнее, и добавил сухим, угрюмым тоном. - Что ж, оставляю тебя наедине с твоими трудами. До встречи, бессмертный.
Сказав это, Рейстлин отвернулся от летописца, пробормотал нужное заклинание и исчез в коридорах магии.

0


Вы здесь » Последнее испытание » Последнее испытание » Многие знания - многие печали