Последнее испытание

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



K+D=♥

Сообщений 1 страница 16 из 16

1

1. Заголовок: K+Д=♥
2. Дата: 7 Весенних Сумерек
3. Участники: Китиара Ут-Матар, Даламар Арджент, Келлендрос (Скай)
4. Краткое описание: Китиара явилась в Палантасскую Башню. Но нашла там не того, кого искала. Заменит ли ученик учителя или на него у Повелительницы Драконов найдутся иные планы?
5. Дополнительно: "У меня был парень - Темный эльф, красавец, про него говорили: это полный... наглец".

0

2

Даламар стоял у окна собственной комнаты и, отпивая по глотку вино, смотрел в небо. Ее окна выходили на восток, а на западе сейчас красным пламенем заходило солнце. Несмотря на черные одежды, маг видел только две луны, но знал, что третья тоже светит. И именно ей он был обязан своей силой, своим могуществом.
Ночь предстояла долгая. Темный эльф пытался упорядочить все, что смог узнать. У него будет не так много времени, чтобы вспоминать детали, а значит, их нужно было вспомнить заранее.
Вот уже который день Рейстлин практически не подпускал к себе ученика. Он рылся в тех самых книгах, трогать которые эльфу не было позволено. Из комнаты Маджере часто доносились сдавленные ругательства, билась стеклянная посуда. Кто знает, что там происходило на самом деле. И кто знает, чего смог коснуться самый могущественный черный маг Кринна. Однако, коснулся он гораздо большего, чем смог удержать. Какой же должна быть эта сила, если Рейстлин не смог противостоять ей?
Живчики не скажут. Они преданы шалафи - своему творцу и создателю. Но кто знает, в какие тайны посвящен Конклав? Быть может, им с Пар-Салианом удастся разрешить эту загадку. Темный эльф поставил бокал на подоконник и уселся в кресло.
Спустя мгновение выяснилось, что он поторопился: Башня подала знак, что кто-то подошел к Шойкановой роще. Даламар не мог не признаться себе, что заинтригован. Шалафи ждал женщину, и женщина пришла. Но кто может прийти в столь поздний час да еще и в такое не слишком приятное место? Эльф сцепил пальцы и, прочтя заклинание, оказался у входа в рощу со стороны Южных ворот.

0

3

За спиной вдруг послышался шорох. Кит резко обернулась. В двух шагах от нее стоял незнакомый эльф, на удивление в темных одеждах. Китиара совершенно не стесняясь осматривала внезапного гостя. Ну в конце то концов, мало ли что может выйти из этой дурацкой рощи и не факт, что при этом оно будет живым. Хотя данный экземпляр на призрака походил мало. Слишком у него уж вид живой... скажем так. Но всё таки. Это вообще кто, и каким образом он там очутился. Так, надо решать. Хуже всё равно не будет, а вопросы в лоб - это лучшее, что можно сделать в такой ситуации. Повелительница ещё раз заинтересованно осмотрела эльфа, а затем задала самый логичный в этой ситуации вопрос.
- А ты, вообще, кто?

0

4

У входа в Шойканову рощу действительно стояла женщина, как и предупреждал Рейстлин. Но, Нуитари его раздери, он и предположить не мог, что именно она посетит забытую богами Палантасскую башню.
Перед Даламаром стояла не кто иная, как известная на весь Ансалон Китиара Ут-Матар, Повелительница драконов. Эльф знал, что она приходилась его учителю единоутробной сестрой, но воительница никогда не посещала брата и, казалось, ей не было до него никакого дела.
Рядом с Китиарой стоял, нахмурив взгляд, огромный дракон. Таких больших эльф на Кринне вообще не встречал. Туша дышала, приоткрыв огромный рот - видимо, Повелительница пользовалась им как транспортным средством.
- Меня зовут Даламар, - представился Темный эльф. - Я ученик Рейстлина Маджере. Шалафи предупреждал о твоем появлении.

0

5

"А вот это уже становится интересным. Откуда братец узнал, что я прилечу? Ученик, надо же, посимпатичнее учителя будет, однозначно. А Рейстлина, значит, где-то в ночь носит. Ну ничего. Дождаться я его всегда успею, зато отпал вопрос, как пробираться через эту дурацкую рощу. Если маг, то и телепортировать в крайнем случае может. Правда вопрос, куда? Подозрительный у него вид какой-то. И каким таким образом он тут так быстро появился, да ещё и так вовремя? Ну ничего, раз предупреждал, надо себя вести так, будто я об этом тоже знаю."
Кит ослепительно улыбнулась и произнесла:
- Не похоже на моего брата, предупредить и не оставить никаких поручений.

0

6

- Ну почему же, шалафи оставил распоряжение оказать тебе гостеприимство.
Эльф внешне не выказывал заинтересованности: не разглядывал, не пялился, говорил ровно, но по блеску в глазах можно было догадаться, что удивлен он больше отнюдь не встрече, а самой гостье. Рейстлин Маджере был удивительно неприятен внешне, но это сказывалось его прошлое и то, чем ему пришлось пожертвовать ради магии. Однако, вряд ли бы он представил, что сестра его учителя - полная ему противоположность. И хоть сестрой она была лишь по матери, общие с Маджере черты испортили бы ее.
Эльф протянул руку гостье и так же ровно, не выдавая ни единой эмоции, произнес:
- Дай руку, я провожу тебя в Башню.

+1

7

Келлендрос привык к магии, её воплощениям. Шойканова роща была одним из таких воплощений. Был ли творением магии чародей, что появился перед ним? Вряд ли, у Южных врат стоял простой смертный. Хотя, возможно, не такой уж простой…
Магия рощи необычайно сильна. Дракон не знал, как противодействовать таким чарам, одно было ясно: чертова Шойканова рощица не хочет впускать его в свои пределы. И Китиара шагнула навстречу неизвестной даже ему, прожившему ни одну сотню лет дракону, магии одна. Воительница исчезала в тени кривых деревьев…
Келлендрос медленно опустил веки и перед его глазами одна за другой, точно молнии, проносились ужасные картины. Неизвестно, кто обитает в этих местах. Кого породила древняя магия Башни? Оставить её одну? Ни за что!
Взмахнув крыльями, Скай устремился в небо. Развивая чудовищную скорость, Дракон описал изящную петлю в воздухе и ринулся на невидимую преграду. Сконцентрироваться и… Ослепительная молния врезалась в прозрачный щит, полыхнув на прощанье. Магия рощи выдержала удар, электрическая паутинка пробежала по открывшемуся на мгновение пролому. Мгновения хватило. Сложив крылья и прижав лапы к телу, Скай влетел в портал, оказавшись в роще. Он снова был с ней!
Дракон, расправив крылья, опустился позади своей боевой подруги. Во время приземления  заметно дрогнула земля, а кожистые крылья поломали пару корявых сучьев, но все присутствующие дружно сделали вид, что появление дракона осталось незамеченным. Китиара продолжила разговор с черным магом. «Ничего не меняется, - улыбнулся про себя Келлендрос, - Кит по-прежнему находит себе парней в любых, даже самых опасных приключениях. Точнее, они находят её. – Поправил себя Синий, - Сейчас побежит, остроухий». Но эльф продолжал разговор. Это было поистине странно. Даже если учесть, что чародей в коконе защитных заклинаний, банальный человеческий (точнее, животный, в этом случае) страх должен присутствовать. Ничего. Как будто перед ним не дракон, а певчая птичка! Зрачки Келлендроса сузились: «Я научу тебя бояться, эльф! Всю свою длинную жизнь ты будешь вздрагивать при каждом раскате грома!» Морду Ская прорезала кровожадная улыбка, между клыков одна за другой проскакивали светящиеся нити молний. Весенний воздух наполнился свежестью Озона, но тут в голову Синего пришла мысль, мысль не менее внезапная, чем всполох молнии: «Он нужен. Нужен Китиаре, чтобы добраться до Башни. Нужен ей, чтобы выйти. И даже если захочет, эльф не причинит ей вреда. Кит знает, что делает».
Гнев Дракона стих, когда черный маг протянул воительнице руку, чтобы проводить её через Шойканову рощу. Скай глухо зарычал, привлекая к себе внимание Китиары и ожидая её распоряжений.

+1

8

Китиара шагнула к эльфу и уже собралась протянуть ему руку, но ей помешал требовательный рык. Лицо Китиары тронула теплая, понимающая улыбка. Дракон заметно нервничает, хотя вообще-то не из робкого десятка. Да и сама Китиара никогда не поддавалась страху, но сердце у нее бьется стремительно, и она чувствует, что начинает задыхаться от этого бешеного биения. Она не знает  точно, что ее настораживает. Однако все ее инстинкты кричат об опасности. 
- Знаю, знаю, Скай, успокойся, - Китиара ласково погладила дракона по шее. Прикосновение к теплой чешуе, искрящейся сапфировым светом, принесло  ей успокоение и уверенность.
- И, пожалуйста, не беспокойся за меня. Ничего со мной не сделается. Китиара незаметно подмигнула Скаю, а ее янтарные глаза хитро блеснули озорством.
Воительница выпрямилась и повернулась лицом к Даламару. Эльф все это время стоял, не шелохнувшись, точно истукан. Это лишь усилило ощущение неправильности происходящего. Он не похож ни на одного эльфа, которого Китиара когда-либо видела. В нем нет и намека на высокомерность, самодовольство или напыщенность.
А еще взгляд...Китиара привыкла, что на нее смотрят с вожделением, страхом и даже презрением, но взгляд Даламара не такой как остальные. Оценивающий, жгучий, выжидающий, наблюдающий. Это своего рода вызов, который бросает Китиаре эльф, и она смело его принимает.
Китиара вложила свою руку в его ладонь и легонько сжала. "Это может быть интересно...В конце концов он достойный соперник" - с лукавой улыбкой подумала она.

+1

9

Даламар чуть было не вздрогнул, когда огромная синяя туша взлетела, закрывая собой и без того не самое светлое ночное небо. Страх, животный страх был неотъемлемой частью любого живого существа. Но когда каждый день смотришь в самые страшные глаза на всем Ансалоне, когда любой, даже с первого взгляда совсем безопасный опыт может обернуться разрушением Башни, что стала центром сильнейшей черной магии, очень быстро учишься тому, что страх - это лишь уязвимость. Эльф взирал на разъяренного дракона, не убирая руки, протянутой Китиаре. И Скай должен был чувствовать, насколько сильная магия застыла на кончиках пальцев Даламара. Каждой мыслью своей, каждым словом эльф был готов к атаке дракона. И исход сражения нельзя было предугадать.
Но рык - предупреждающий и опасный - был сигналом к тому, что Скай отдает свою повелительницу эльфу. Или, скорее, наоборот, хоть сути дело это и не меняло. Даламар, все так же спокойно кивнул дракону, обозначая, что понял его, и перевел взгляд на Повелительницу. Несомненно, слухи о ее красоте и привлекательности не были преувеличены. Ее черты не были по-эльфийски изящными, но это ничуть не портило ее человеческую красоту. Ее не страшила Шойканова роща, граница с которой была у эльфа буквально за спиной. Не пугал уходящий в облака шпиль Палантасской башни.
Но больше всего Даламара восхитила та легкость, с которой воительница сделала шаг навстречу неизвестности. Как будто вступая в игру, удовольствием и наслаждением в которой будет не только победа, но и само участие. Эльф плавным, но уверенным движением привлек Китиару к себе и, прижав крепче к груди, начал тихо плести заклинание телепортации.

Лучшей для приема редких гостей чародей счел собственную комнату. Заклинание переместило его и воительницу прямо в центр, чтобы не утруждать проходом по темному коридору, наполненному любопытными стражами. Выпустив Повелительницу из объятий, Даламар вежливо указал на большое мягкое кресло, стоявшее у стены.
- Присаживайся, Китиара, - с едва заметной улыбкой предложил он гостье.

Для Ская

Скай, я приношу свои извинения за то, что не дождался твоей реакции, чтобы не задерживать эпизод. Надеюсь, это не будет противоречить твоим планам.

Отредактировано Даламар Арджент (2012-08-01 23:53:13)

+2

10

Ее тело словно охватил огонь, когда эльф привлек ее к себе и прижал. Теперь он так близко, что Китиара чувствует его дыхание, жар роскошного тела и тонкий, благоухающий аромат, исходящий от него. Эта искушающая близость волнует и будоражит ее кровь, кружит голову, внушает трепет и страсть...Внезапно Китиара ощутила, как ее тело становится легким и податливым. Кажется, что над ее головой сомкнулась толща воды , которая давит на легкие и уносит ее все глубже. Но Китиару больше не пугает чувство неизбежности. Опасность пьянит ее, как дорогое вино.
Когда эльф отпустил Китиару, в ее легких почти не осталось воздуха. Она судорожно вдохнула и недовольно мотнула головой. Стряхнув с себя наваждение ибо это, конечно же, не могло быть ничем иным, она принялась внимательней рассматривать Даламара. В его глазах не проскользнуло ни тени настороженности, как будто они старые знакомые. И продолжая исполнять роль радушного хозяина, предложил Китиаре сесть, что стало весьма кстати. 
Мягкое и удобное кресло ласково приняло ее в свои объятья. Устроившись поудобнее, Китиара кокетливо улыбнулась. Осмотревшись, она поняла, что находится в одной из комнат. И не трудно догадаться, кому она принадлежит. Эльф не стал скрывать своих намерений и это начинало забавлять Китиару. «А может в этом проклятом месте просто нет гостиной...а даже если и есть, то я не собираюсь тратить время на экскурсию» - При одной только мысли об этом она поежилась. Как и многие воины, Китиара не питает доверия к магам и всему, что с ними связано. Но с Даламаром ей несказанно повезло.
Китиара не скажет точно, какие чувства в ней вызывает этот эльф, но он определенно ей нравится. Повелительница всегда знала, что эльфы обладают неземным изяществом и гармоничным телосложением, но то, что черная мантия может выглядеть настолько вызывающе, стало для нее открытием. Чувственный контраст светлой кожи и черной материи начинал сводить ее с ума. А ткань, так бесстыдно скользящую по телу эльфа, Китиара обязательно сожжет потом, когда... «О чем, Бездна забери, я думаю?» - удивилась воительница и перевела взгляд на мрачный пейзаж за окном.
Ночь только-только вступила в свои права, а мягко подступившая, ласковая темнота укутала мир, обещая хранить его тайны. Но Китиара никогда не верит этим лживым обещаниям. Хотя сегодня действительно прекрасная ночь...

Отредактировано Китиара Ут-Матар (2012-08-03 09:48:28)

+2

11

Даламар улыбнулся в ответ краешком губ. Ему приятно было наблюдать за кошачьей грацией воительницы. Это было совершенно удивительно, если учесть, что на ней были доспехи. И так же тихо и плавно двигался ее брат - видимо, это было семейной чертой, которая в свое время чуть не стоила эльфу жизни.
Чародей был готов к встрече гостей, но не было похоже, чтобы женщина, которой нужно было оказать гостеприимство, выглядела уж слишком измотанной. Дорога из Оплота не могла быть короткой, однако воительница выглядела вполне бодро. Даламар поставил на столик рядом с креслом блюдо с хлебом и кусками жареного мяса, большую вазу с фруктами и бокал вина.
- Угощайся, госпожа, - предложил он, беря с камина свой бокал с недопитым еще вином.
Разглядывая одеяния Китиары, эльф задумался о том, насколько же воительница привыкла не доверять никому. Даже в гостях она предпочитала оставаться в своих доспехах. Наверняка, вполне обоснованно - и жизнь Повелительницы драконов была тому первым подтверждением. Сколько же раз эта жизнь была под угрозой? Сколько шрамов осталось на этом прекрасном теле?
Даламар сделал глоток, не прекращая внимательно разглядывать гостью. Что ей понадобилось от его учителя? Вряд ли нежные сестринские чувства привели ее в Палантасскую башню.
- Шалафи обещал вернуться к утру, - сообщил эльф. - Думаю, тебе стоит остаться тут и дождаться его. Надеюсь, твой спутник не будет в обиде на то, что его не пригласили?

+3

12

Китиара удивленно выгибает бровь, наблюдая за тем, как эльф ставит перед ней еду. Она уверена в том, что травить Даламар ее не станет, но все же его забота настораживает.
Воительница скашивает глаза на Даламара и улыбается. Порочный, соблазняющий, опасный, он долго и внимательно смотрит на нее, как будто спрашивая о чем-то...И Китиаре становиться неуютно под этим взглядом.
Даламар сейчас напоминает сытого хищника, отдыхающего у озера - внешне ленивого и довольного, но готового пружиной взвиться вверх и наброситься на расхаживающую рядом добычу. Но Китиара, кажется, не обращает на него никакого внимания. Она сидит безмятежная, ничего не боится, только глаза поблескивают в предвкушении острых ощущений. Воительница уже чувствует, как кровь начинает закипать, ей до безумия хочется сорвать с эльфа эту маску невозмутимости и натянутой вежливости. Она хочет знать, какой он на самом деле. Хочет видеть эти замечательные глаза, горящими огнем и как он извивается, подобно дикому зверю, в путах боли, гнева или же сладострастия.
Китиара ест, почти не ощущая вкуса пищи, сосредоточившись исключительно на мыслях о маге. А превосходный напиток лишь усиливает жажду. Мягкое, слегка терпкое вино с тонким ароматом, напоминающим  запах самого Даламара неизменно пробуждает желание... Яростное, ничем неутолимое желание вновь почувствовать жар и близость его тела.
- Благодарю за угощение.
Китиара ухмыляясь, встряхивает своими вьющимися волосами и подходит к Даламару походкой, в которой сквозит легкая неуверенность.
- Не думаю, что он бы порадовался приглашению. Скай, конечно, любит эльфов, но только на завтрак, а не на ужин. - Китиара говорит серьезно, но глаза ее смеются и с лица не сходит лукавая улыбка.
Она мягко гладит Даламара по щеке, затем скользит по шее, чтобы зарыться пальцами в волосы на затылке. Китиара нежно, не торопясь, ласкает тонкие, чернильно-черные пряди, напоминающие тончайший шелк.
- Говоришь,братец вернется лишь к утру.... Но ты ведь сможешь скрасить часы томительного ожидания? - шепчет Китиара в самое ухо, обжигая горячим дыханием и почти касаясь губами...

Отредактировано Китиара Ут-Матар (2012-08-04 23:38:13)

+2

13

Даламар поймал себя на мысли, что у его учителя и этой удивительной женщины есть одна общая черта, подтверждающая их родство. И если чуть кривоватая улыбка наполняла лицо шалафи презрением, то Китиаре она придавала особый шарм, на который, наверняка, купились не один десяток мужчин.
Чародей даже хотел что-то ответить по поводу того, что дракон об эльфа легко поломает свои зубы, но внезапно ему стало совершенно не до того. Воительница начала свою игру - жаркую, беспощадную. Игру, в которой можно выиграть, поддавшись слабости, и проиграть, когда думаешь, что победа уже в кармане.
Ее пальцы, привыкшие держать меч, были необыкновенно нежными. Их касание дарило наслаждение, которое эльф давно променял на жизнь в проклятой Башне. Нет, он ни мгновения не жалел об этом, но сейчас, в этот самый момент, его тело желало женской ласки. Причем именно этой женщины - красивой, сильной, достойной. Той, что без страха шагнула к сташной роще. Той, что сейчас самоотверженно ласкала его, доверяясь, но оставаясь настороже. Если понадобится, она убьет его, не раздумывая. Но не сейчас.
Даламар приподнял за подбородок лицо ночной гостьи и посмотрел ей в глаза.
- Ночь короче, чем мне хотелось бы, Китиара, - низким тихим голосом проговорил эльф, покрывая лицо воительницы страстными поцелуями.
О, светлые и темные боги! Что это была за сладость! Что за наслаждение дарило каждое прикосновение к горячим губам! Едва оторвавшись, эльф коснулся ремешка кожаного наруча.
- Это все лишнее, госпожа. Оно помешает, - сказал чародей почти шепотом, прищурив глаза в ожидании кивка Китиары.

+2

14

Китиара опускает ресницы, что бы скрыть лукавый блеск в глазах. Упоминание о вкусовых предпочтениях дракона – всего лишь маленькая провокация. И то, что эльф может оказаться опасным соперником, не умаляет ее желания видеть, как сверкнут упрямой и холодной яростью его глаза. Но эльф, конечно же, даже ухом не повел. Китиара знает, что, будь на месте Даламара кто-то другой, то это можно было бы счесть за слабость, а не за великодушную уступку.
Китиара замирает, когда изящные, длинные пальцы касаются ее лица. Она хочет отступить, но ей не дает низкий, бархатный голос, который звучит с истинной, неподдельной страстью. И ей нравится то, что она слышит. Китиара чувствует, как сладкая отрава безумия растекается по венам.
-Да... Ночь слишком коротка, - соглашается Китиара, подставляя лицо под жадные, пылкие поцелуи. - Но это все, что мы можем позволить себе, темный эльф...
Они оба ходят босые по лезвию ножа, а этой ночью им предстоит еще и станцевать. Безумный танец над Бездной, не знающий границ и препятствий. В порывистом, невыразимо чувственном ритме, которому невозможно противостоять.
Китиара подается вперед, ловит губы эльфа своими и целует, как и хотела, глубоко и влажно. Ее горячий язык, со вкусом сладкого вина, ласкает его рот, а зубы жадно прикусывают нежную кожу на губах. Когда поцелуй оказывается разорван, воительница судорожно втягивает ртом воздух, откидывая голову и приоткрывая губы. Ее восторгу нет предела, она уже мысленно раздевает эльфа. Но заговорщицкий шепот Даламара отвлекает ее и заставляет улыбнуться.
- Ну, если ты так считаешь... - Китиара уже открыто веселится. - Значит, тебе придется мне помочь. От мысли, что ее будут касаться руки Даламара, Китиару бросает в жар. И воительница уже готова отказаться от этой идеи. Больше всего она ненавидит терять контроль над своими желаниями, а сейчас Китиара, как никогда близка, к этому. «Это ты во всем виноват, чертов эльф!» - мысленно злится Китиара и бросает гневный взгляд в сторону Даламара, но, встретившись с ним глазами, понимает, что теперь у нее нет выхода....

+1

15

Даламар не сводил взгляда с пылающих глаз воительницы. С этим ли взглядом бросалась она в битву? В таком случае понятно, почему драконы подчинялись ей, а враги отступали в ужасе. Страсть - дикая и неуемная - обещала или смерть, или божественное наслаждение, не меньше.
Помощь... Конечно. И как только воины снимают это все с себя - сколько же времени на это требуется? Эльф оглядел изящные доспехи с несметным количеством ремешков. Нет, не для того он учился магии, но тут она стала приятным подспорьем. Чародей коснулся запястий Китиары и медленно, не торопясь, провел пальцами вдоль наручей и наплечников, шепча слова на языке древней магии. Защита спала, оголяя руки воительницы. Если бы это была битва, Даламар был бы уже мертв - заклинания требовали времени, меч же действовал быстро. Но тут промедление было только на пользу, поскольку лишь разжигало страсть и желание.
Китиара отзывалась каждой клеточкой своего тела. Эльф чувствовал это, а воительница даже не пыталась скрывать своих желаний. Она всегда брала, что хотела. И от этого становилась еще более желанной. Маг целовал губы, обжигаясь горячим дыханием, а в перерывах шептал магические формулы, расплетая ремешки защиты прекрасного тела. Идеально подогнанные ранее, они бесформенной кучей валялись у ног любовников.
Комната ученика чародея не была такой уж огромной, поэтому постель долго искать не пришлось. Не прекращая целовать нежную шею, Даламар подхватил воительницу на руки и уложил на шелковые простыни.

+1

16

Становится вдруг до странного жарко. Китиара чувствует, как ее доспехи легко и непринужденно соскальзывают на пол, повинуясь умелым рукам мага. А воображение воительницы рисует картину того, как эльф, с такой же легкостью, лоскутами снимает с нее кожу, раздевает до костей...Китиара ощущает, как взгляд Даламара пронизывает ее насквозь, и дыхание у нее перехватывает. Темные глаза пристально смотрят ей прямо в душу, там, в их мрачной глубине, горит яркое золотое пламя. Это завораживает - смертоносная сила, сдерживаемая ради… нее? Полные губы воительницы чуть изгибаются в ироничной полуулыбке, и Даламар ловит эту дразнящую усмешку своими губами. Китиара порывисто вздыхает, чувствуя сладко-возбуждающее прикосновение его языка, проникающего в глубь ее рта. Руки Даламара продолжают блуждать по ее телу, словно языки пламени. Кажется, эльф шепчет что-то - бог его знает, что он там шепчет, какие тихие и таинственные слова. Китиара лишь восхищается его самообладанием.
Воительница послушно обнимает эльфа руками за шею, когда он легко подхватывает ее на руки и несет на постель. А в следующее мгновение она ощущает прикосновение холодного шелка к коже и улыбается. Схватив эльфа за плечи, Китиара опрокидывает его на постель и садится  сверху.  «Ну все, остроухий, допрыгался!» - Мысленно торжествует воительница и склоняется к Даламару, обдавая горячим дыханием щеку, прежде чем втянуть его в очередной страстный поцелуй. Ее губы, горячие и настойчивые, терзают рот эльфа с яростной жадностью, не уступающей его собственной. Ее руки скользят в его волосах, перебирая их. Но чего-то все-таки не хватает ...
Китиара отрывается от губ эльфа и пьяными, мутными глазами смотрит на него. А затем резко дергает на Даламаре мантию, да с такой силой , что она трещит по швам, и ее клочья летят на пол, открывая своему взору уже покрывшуюся испариной грудь эльфа. Китиара едва не стонет от этого зрелища. Ей ужасно хочется провести языком линию от подбородка вниз по шее к ложбинке, переходящей в плечо. Нетерпеливо и жадно, оставляя алеющее следы, целовать нежную кожу на груди, а затем спуститься ниже, нежно провести пальцами по ребрам, вдыхая запах идеальной, словно лепесток белой лилии, кожи. Приласкать каждый миллиметр этого мускулистого, стройного тела. Дразнить горячим дыханием кожу вокруг пупка, вдоль дорожки волос, все ниже и ниже...
- Ты так напряжен, - шепчет Китиара, теснее прижимаясь к бедрам эльфа... - Может, теперь я тебе немного помогу...расслабиться?

+1