Последнее испытание

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Последнее испытание » Война копья » Будни в Палантасской Башне


Будни в Палантасской Башне

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

1. Заголовок: "Будни в Палантасской Башне".
2. Дата: 5 Весеннего Рассвета, 356 г.
3. Участники: Рейстлин Маджере, Даламар Арджент.
4. Краткое описание: Типичный трудовой день в Палантасской Башне Высшего Волшебства.

http://uploads.ru/i/z/g/P/zgP08.jpg

0

2

Кабинет хозяина Палантасской Башни освещали красноватые лучи закатного солнца, которые придавали лицу тёмного мага ещё более нездоровый землистый оттенок. Рейстлин сидел, откинувшись на спинку большого мягкого кресла и устало прикрыв глаза. Он был почти неподвижен, в воздухе мелькали только его тонкие пальцы, воссоздавая сложные знаки, концентрирующие и направляющие магическую силу. Однако, сейчас Рейстлин не колдовал, а лишь тренировался: ему было необходимо, чтобы каждое движение удалось идеально. То дело, что задумал маг, могло обернуться смертельной опасностью, если он допустит хотя бы малейший промах.
Огромный стол был завален свитками и книгами. Большинство из них несли лишь вспомогательную информацию, которой Рейстлин решил воспользоваться для полноты картины. Основная же инструкция находилась в книге, лежащей прямо перед ним. Её чёрные листы покрывали замысловатые серебристые письмена и изображения рун. Когда Рейстлин впервые увидел несколько подобных картинок, он поразился тому, насколько сложными для начертания являлись эти руны: каждый изгиб и каждый угол должны были быть идеально просчитаны и прорисованы. Изучив текст подробнее, маг понял, что подобная кропотливая работа будет оправдана: эксперимент должен был принести совершенно новый опыт.
Убедившись, наконец, что достиг совершенства в сложных пассах, Рейстлин довольно улыбнулся и склонился над книгой, чтобы перечитать самые важные абзацы ещё раз. Вскоре, правда, маг отвлёкся, вспомнив о Даламаре. Губы Рейстлина скривились в ухмылке, когда он слегка коснулся разума ученика, приказывая ему немедленно явиться в кабинет учителя. Разумеется, маг не собирался приказывать Даламару участвовать в эксперименте, но он был уверен, что ученик не только не откажется, но и будет полон энтузиазма. Честолюбия эльфу было не занимать, раз уж ради новых знаний он был готов терпеть отвратительный характер Рейстлина. Завершив телепатический призыв, маг снова склонился над книгой.

0

3

Даламар решил посвятить вечер искусству. Ему давно мозолил глаза правый верхний угол его комнаты. Там не водились даже пауки - насекомые вообще обходили Палантасскую Башню Высшего Волшебства десятой дорогой. Угол был пустым и туда просто просилось какое-нибудь незатейливое, но изящное украшение.
Эльф долго думал, пока в голову ему не пришла идея светящейся вязи. Без цветочков и листиков - просто тонкие витиеватые плетения, начинающие светиться с наступлением темноты. Ну и, само собой, гаснущие, когда хозяин комнаты решит предаться сновидениям.
Сны в Палантасской Башне или были дурными, или не снились вовсе. Второе было гораздо чаще. Маг уже привык к этому и не особенно и скучал по светлым сновидениям. Но вот угол ему однозначно казался пустоватым. Даламар только принялся плести канву заклинания для остова вязи, как в голове его возник зов. Само собой, заклинание дало трещину. В самом неудобном месте - как раз на седьмом завитке. Эльф выругался. Благо, это уже на заклинании никак не отразилось. Остов был безнадежно испорчен - все равно теперь переделывать. Только силы зря потратил. И чего учителю понадобилось на ночь глядя? Хорошо еще, если что-то дельное расскажет, а если снова начнется - принести книжки или посуду для опытов вымыть. А то еще и снова прикажет медузу эту покормить, что в большой банке живет. Мерзость же! Еще и кусается больно!
Даламар поправил амулет, запутавшийся за пряжку балахона, обвесил себя защитными заклинаниями и телепортировался к кабинету Маджере. Фокусы учителя в стиле "чтобы не расслаблялся" заставляли молодого мага быть постоянно настороже и без защиты из комнаты не выходить. Пока что Маджере не додумывался делать ученику пакости в его же комнате, что, несомненно, радовало.
Эльф трижды постучал по двери в качестве предупреждения и вошел в рабочий кабинет своего учителя.
- Звали, шалафи? - спросил он исключительно из вежливости, потому как магический зов не спутал бы ни с чем иным.

0

4

Краем уха Рейстлин услышал вежливый стук в дверь, но от чтения, разумеется, не оторвался. Только когда Даламар выдал очередную гениальную фразу, маг поднял на него хмурый взгляд. "Что за привычка каждый раз проговаривать очевидное?" - подумал Рейстлин и устало вздохнул. Немного отодвинув книгу, он облокотился на стол, сцепил тонкие пальцы в замок и положил на них подбородок. Взгляд у мага был озабоченный, но эльф уже неплохо знал учителя и должен был заметить в золотистых глазах, не прикрытых капюшоном, немного авантюрный блеск. Рассеянно глядя на Даламара, Рейстлин произнёс:
- Я рассудил, что тебя может заинтересовать эксперимент, описанный в этой книге, который я собираюсь претворить в практику. Тебе нет нужды читать о нём, поскольку магические действа такого уровня пока что далеко за пределами твоих возможностей. И понимания. Но ты можешь наблюдать, ученик, - маг сделал паузу и уставился на Даламара на этот раз пристально и изучающе. - Возможно, твоих умений даже хватит на то, чтобы внести в работу небольшой, но полезный вклад...
Маг усмехнулся, откинулся на спинку кресла и неразборчиво прошептал себе под нос фразу на языке магии. Теперь фигуру Даламара в глазах Рейстлина окутывали разноцветные сияющие ауры: визуальное представление магических щитов, которыми эльф благоразумно занавесился со всех сторон. Правда, он не учёл, что некоторые заклинания-обереги, применённые в совокупности, поглощают друг друга, и теперь прямо в районе даламаровых коленок образовалась довольно крупная брешь. Рейстлин хмыкнул: ученику повезло, что сейчас шалафи не мог позволить себе растрачивать силы на мелочи. Вздохнув с лёгким сожалением, маг невозмутимо продолжил:
- Я собираюсь призвать сущность с самых нижних уровней Бездны. Невозможно предугадать, каким станет её воплощение на материальном плане, но можно сказать точно: тварь будет смертельно опасна. Защита, которую я собираюсь создать, не позволит тебе уклониться от схватки, если существо выйдет из-под моего контроля. В этом случае ты, вероятнее всего, погибнешь, - Рейстлин холодно улыбнулся. - Впрочем, ты вправе отказаться от участия в этой авантюре, ученик.
Закончив говорить, маг поднялся с кресла, одновременно бережно закрывая книгу. Затем, педантично оправив одежды, Рейстлин обошёл стол и остановился перед Даламаром, глядя на него ничего не выражающим взглядом.

0

5

Даламару впору было скривиться от рассуждений учителя: нет, в его компетенции, конечно, судить, что находится в пределах познаний ученика, а что - выше его возможностей. Но, во-первых, можно было бы и не напоминать об этом. А во-вторых, зная суть эксперимента, в любом случае поймешь гораздо больше, чем если просто смотреть. Но, конечно же, познания эльфа в педагогике шалафи не интересовали.
Ученик перехватил взгляд господина и внутренне поежился. Да, он его боялся - но вряд ли бы кто на всем Ансалоне осудил его за это. Маджере смотрел, пронизывая взглядом любые амулеты и заклинания, видя саму сущность. Неприятные ощущения от такого взгляда были гарантированы. Что он там выискивал, Даламар не знал, но дурные мысли поспешил спрятать подальше. Вот интересно, как сильно привлекут внимание шалафи большие розовые тараканы с драконьими хвостами и в шапочках-колокольчиках? Ничего, если умеет читать мысли - пусть любуется. А если нет - тем лучше.
Учитель тяжело вздохнул - видимо, видение не пришлось ему по душе. А вот нечего лазить там, где не звали! Хотя после речи Маджере Даламару вдруг тоже захотелось вздохнуть. Вот вечно он предлагает выбор там, где, в сущности, выбора-то и нет. Кто же откажется от участия в подобном экперименте? Пусть даже опасном. Хотя, знай эльф чуть больше о предполагаемой сущности, размеры опасности были бы видны немного отчетливей.
В ожидании ответа шалафи подошел к ученику, и тот отвел взгляд, стараясь не выдать своего волнения.
- Что я должен делать? - спросил он, изучая носки собственных туфель.

0

6

Ученик в очередной раз продемонстрировал полную покорность, как, впрочем, Рейстлин и предполагал. Правда, энтузиазма эльфу явно не доставало. Внимательно изучая фигуру Даламара - живое воплощение скромности и смирения - маг вспоминал своего собственного наставника. Разумеется, назвать "мастера" Теобальда учителем можно было лишь при некотором помрачении рассудка. Будучи ещё совсем ребёнком, Рейстлин вытянул из этого посредственного мага всё, что могло хоть немного послужить в будущем, и всегда жалел, что не может обучаться у человека, действительно познавшего могущество. Да, не ценил Даламар своего счастья... Однако, Рейстлина это мало беспокоило. Равнодушно кивнув, маг взял посох Магиуса и приказал:
- Следуй за мной.
Рейстлин держал путь в небольшой зал, который располагался на этаж ниже его кабинета. Спустившись по винтовой лестнице, маг с трудом толкнул массивную деревянную дверь и вошёл в тёмное помещение, освещённое лишь несколькими тонкими лучами солнца, которые проникали сквозь два узких маленьких окна. Рейстлин проследил, чтобы ученик плотно закрыл дверь, а затем сделал несколько шагов к центру зала и застыл, напряжённо уставившись в пространство. Мага терзало волнение. Конечно, он был уверен в своём мастерстве, но даже малейшая вероятность промаха превращала магический эксперимент в опасную авантюру. Сделав над собой усилие, Рейстлин взял себя в руки и обернулся к Даламару.
- Сотни лет назад маги проводили свои опасные эксперименты в Башнях, выстроенных далеко от обжитых мест. Они знали, что магия может выйти из-под контроля и стать причиной катастрофы, которая уничтожит всё живое на много миль вокруг. Мы не можем допустить подобного, - мягкий голос Рейстлина, казалось, заполнил весь зал, - Ты должен создать мощный защитный купол, который удержит внутри любую угрозу для Палантаса. Используй заклинание защитной сферы Эоланты. И будь при этом более внимателен...
Рейстлин сардонически улыбнулся и прошептал магическую фразу, сконцентрировавшись на фигуре Даламара. Ауры заклинаний-щитов снова засияли, и на этот раз ученик тоже мог видеть внушительную брешь в своей защите.

0

7

Шалафи все так же продолжал смотреть на своего ученика, отчего волосы Даламара страстно пожелали зашевелиться, но усилием воли эльф вернул их в исходную позицию. Время шло, ко всему можно было привыкнуть. И даже к пронзительному взгляду страшных глаз. Даламар вспомнил ту первую злосчастную неделю в Палантасской Башне Высшего Волшебства. К тому времени он уже успел позабыть, что такое искренние улыбки друзей и родных, но холодный, бесстрастный, безразличный взгляд человека, с которым ему предстояло провести не один год, внушал страх и трепет. А необходимость докладываться Пар-Салиану и вовсе выглядела далеко не радужной перспективой. Сколько же времени прошло, пока эльф не научился хотя бы достойно выдерживать взгляд и молчание? Сколько времени прошло, пока ученик изучил особенности Башни и мог выполнять указания безукоризненно, почти не попадая под меткие насмешки своего учителя.
В зале было темно. В Башне вообще обычно было темно. Это свою комнату эльф обставлял свечами и светильниками, как только мог, а коридоры были погружены в непроглядный мрак. Зал был достаточно большим - видимо, шалафи рассчитывал на то, что сущность будет или велика, или подвижна, или и то, и другое вместе. Что ж, не впадать в панику эльф уже научился. Концентрировать внимание на проблеме тоже. Не научился лишь доверию - но не таков был его учитель, не те уроки давал.
Замечание о внимательности Даламар даже не воспринял, как колкость. Оно было более, чем дельным. Эльф оценил масштабы трагедии и снял одно из блокирующих заклинаний. Силы сейчас были нелишними, но и самому без защиты оставаться не хотелось.
- Спасибо, - коротко поблагодарил ученик учителя и принялся выполнять указание насчет сферы.
Это требовало большой концентрации и еще большего магического потока. Слова заклинания полились мягкой мелодичной речью - такова уж была природа эльфов и даже надев черные одежды Даламар не мог ничего изменить. Выплетенный по фрагментам купол не было видно, но сильная магия ощущалась кожей, чуть ли не искря в воздухе. Закончив работу, ученик изобразил легкий поклон и добавил:
- Сделано, шалафи.

+1

8

Пока эльф прилежно исполнял волю учителя, Рейстлин мысленно обратился к заклинанию, которое ему предстояло использовать. Слова на языке аркана пылали в его сознании, магия наполняла хрупкое тело, текла по жилам жидким огнём. Это было очень вдохновляющее ощущение. Очень вдохновляющее.
Глаза Рейстлина загорелись в предвкушении, на губах появилась довольная улыбка. Он чувствовал восторг от того, что собирался совершить. В такие моменты маг с особенной ясностью понимал: годы страданий - физических и душевных - ничтожная цена за возможность обладать таким могуществом. Сейчас Рейстлин был счастлив.
Ему понадобился лишь краткий взгляд, чтобы убедиться в мастерстве Даламара. Это была отличная работа, но маг и не ожидал от своего ученика ничего иного. Если бы Рейстлин сомневался в способностях эльфа, тому сейчас позволялось бы только наблюдать. Сдержанно кивнув Даламару, маг изящно повёл кистью в сторону, выпуская посох Магиуса из пальцев. Артефакт, тем не менее, не упал, зависнув над полом в вертикальном положении.
Освободив руки, Рейстлин выпрямился, закрыл глаза и едва слышно вздохнул, погружаясь в колдовской транс. Достигнув состояния абсолютного сосредоточения, маг вытянул руки и начал произносить заклинание. Тонкие пальцы чертили в воздухе запутанные магические символы, звуки складывались в странный речитатив. С каждым словом, произнесённым мягким голосом мага, на полу зала проступала линия, горящая ярким синим огнём. Прямые и изогнутые, линии соединялись и переплетались, образовывая сложные рунические письмена. Знак постепенно расширялся, пока не достиг футов тридцати в диаметре. Пространство над ним заливал чистый синий свет. Теперь эта часть реальности была изолирована непробиваемыми невидимыми барьерами, которые должны были послужить защитой для магов.
На мгновение Рейстлин прервался, но тут же продолжил свою работу. Голос его изменился: чарующая мягкость сменилась на резкую надломленность, которая никогда не проскальзывала в повседневном тоне.  Теперь маг читал заклинание призыва, вплетая в слова на языке магии имя демона. В этом заключалась главная сложность: имя сущности Бездны было необыкновенно запутанным и труднопроизносимым.
Серые тени завертелись над магическим знаком, вплетаясь в синий свет, и медленно приобрели форму огромной медленно раскручивающейся спирали. Когда Рейстлин произнёс завершающее слово призыва, из центра спирали вылетела крошечная сфера, которая за сотую долю мгновения приняла облик обитателя самых нижних уровней Бездны.
Маг открыл глаза. Стряхнув с себя оцепенение, он посмотрел вперёд, и его губы изогнулись в кривой улыбке. Всё получилось: демон был здесь. Его огромное тело, пылающее странным фиолетовым огнём, напоминало змеиное. Пасть, полная острых зубов, была распахнута, а в огромных глазах горела дикая ярость. Было совершенно очевидно, что демону совсем не нравилось отрываться от своих дел в Бездне по желанию какого-то жалкого смертного. Змей извивался внутри синего света, то и дело порываясь броситься в сторону магов. И каждый раз незримый барьер отталкивал его прочь.

...|...

Да-да, пока скучно, но я уже придумал милейшую пакость)

Отредактировано Рейстлин Маджере (2012-06-24 19:33:42)

0


Вы здесь » Последнее испытание » Война копья » Будни в Палантасской Башне