Последнее испытание

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Последнее испытание » Последнее испытание » На Перекрёстке


На Перекрёстке

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

1. Заголовок: На Перекрёстке.
2. Дата: 9 Весенних Сумерек 356 года. 09:50.
3. Участники: Сержант Бернард, Тара Вирон, Тассельхоф Непоседа, НПС и другие.
4. Краткое описание:
Говорят, что случайности не случайны. Думается мне, Перекрёстком это место назвали не с проста.
5. Дополнительно:
Перепутье - большой город возле устья Нового Моря. Основная часть городка находится на удобном возвышении. Здесь есть все радости для авантюриста или путешественника: начиная уютными забегаловками и заканчивая прекрасной пристанью, в которой зачастую можно найти корабль для путешествия в любой город, находящийся на берегу Нового Моря. Здесь полно воров и прочих тёмных личностей, даже несмотря на большое количество обученных солдат, которые служат в Кросингском гарнизоне и содержатся на деньги Гильдии Весов. Стоит также отметить, что в Перепутье очень тонкая системма экономики.
После Войны Копья многие из здешних торговцев имеют "черные" делишки с остатками Драконьих Армий.

Отредактировано Сержант Бернард (2013-01-03 01:25:23)

0

2

Тара немного опасливо подошла к краю и посмотрела вниз на мутную воду. Не то, чтобы она питала особую приязнь к водной стихии, но все же вид моря завораживал. Она уже давно бродила по пристани, возможно только из-за того, что впервые оказалась где-то кроме Палантаса. За все то время, что она провела здесь, она увидела множество людей, да и не только их. Одни куда-то спешили, другие, как и Тара, спокойно прогуливались, озираясь по сторонам. И ни один из них, к вящему ее удовольствию не обратил внимания на одинокую жрицу, стоящую на пристани. Почему - неизвестно, но Тара об этом и не задумывалась, принимая это как данность. Задумавшаяся девушка чуть качнулась вперед, но в ту же секунду поспешила отойти от края подальше. Плавать она не любила, не умела, учиться не стремилась, да и вообще героическое утопление в ее планы не входило. Особенно в таком неживописном месте. Если уж топиться, так только с утеса прыгать. Тару передернуло. И с чего это ее потянуло на такие мысли? Тара бросила косой взгляд на край, с которого она чуть не упала. Нет уж, больше она туда не подойдет!

0

3

Мародеры

http://s1.uploads.ru/t/q/4/S/q4SPB.jpgКристиан Флирье
Молодой мужчина достаточно приятной наружности, судя по правильным строгим чертам лица, в роду его не обошлось без Соламнийцев. В разбойничем лагере его уважают и высоко ценят, а потому часто кликают Мечником. На бедре Кристиана и вправду красуется одноручный меч Соламнийской работы. Также Мечник носит при себе удобный кинжал, которым пользуется в потасовках или для скрытых убийств. Одежда простая, но изящная, легкая и удобная.

Гобран Костоправ
Крепкий мужчина с грубым обветренным лицом, что выдает в нём уроженца пустынь, что к востоку от Харолисовых гор. У Гобрана неправильная форма носа, волосы отсутствуют, зато его тело выглядит весьма внушительно. В рукопашном бою этот человек, без преувеличения, смертельно опасен. Сам костоправ, как его называют в разбойничьем лагере, никак не может обзавестись звонкой монетой, ибо всю заработанное тут же тратит в борделях.  Поэтому ни доспехов, ни хорошего оружия у мародера нет, однако, в последней стычке Гобран смог свалить с ног сильного мужчину в кожаной броне, которая стоит неплохих денег, по распоряжению Мечника, доспехи и оружие воина достались Костолому и теперь мародер выглядит как настоящий воин.

Предисловие

Двое мародеров ехали всю ночь, не щадя лошадей, но более всего доставалось лошади сержанта, которую то и дело хлестали тяжелым ремнём, погоняя вперед. Шэлдвин тоже был здесь: вот он, перекинут поперек седла своей кобылки, руки его связаны, а в рот затолкан багровый от крови носовой платок. Около полуночи неподалеку от дороги мародеры заметили костер и два силуэта возле него, и им пришлось сделать значительный крюк по высокой Абанасинийской траве. Минуты сменялись часами, и около девяти утра отряд остановился у ворот Перепутья. Здесь бандиты быстро сняли с воина тунику и защитные ремни (доспехи уже давно красовались на Костоправе), накинули ему на голову вонючий мешок, закрепив его так, чтобы веревка держала челюсть пленника открытой, не давая тому возможности говорить или кричать. Наблюдая за действиями захватчиков можно было определенно сказать, что опыт транспортировки пленных у них был. И скорее всего, не малый.

Протянув часовому мешочек серебра, мародеры вошли в город без лишних трудностей. Здесь, дабы не вызывать у горожан нездоровый интерес, на Бернарда накинули рваное одеяло, заляпанное чье-то кровью, имитируя тем самым раненого в бою товарища. Бандиты прошли весь город, не вызвав подозрений ни у кого за исключением одного офицера, которому снаряжение Костолома показалось знакомым, но разбойников спасла случайность: к бойцу подбежал гонец со срочным донесением и тот спешным шагом удалился в штаб.
- Чего, может, в бордель заглянем? -  Неожиданно произнес хриплый.
- И этого с собой прихватим. – Усмехнулся его товарищ, по-видимому, занимавший не последнее место в разбойничьем лагере. – Запомни, Костолом, сначала дело. – Непродолжительное молчание – Этот вояка хоть и уложил четверых наших, но думаю, потери окупятся. Покрепче тебя он, пожалуй, Гобран?
- Трепло. - Сквозь зубы процедил громила.
На этом разговор закончился. Мародеры с добычей выехали к причалу. Корабль капитана Олгрина ждал их здесь, не на центральной пристани Перепутья, а на юго-восточной окраине города, где парусники не могли причаливать к самой пристани, и бросали якорь в отдалении от берега. Зато народу здесь было много меньше, а когда занимаешься продажей и переправкой пленных, то нужно держаться от людных мест подальше.
Мечник остановил коня, глядя куда-то в конец брусчатых помостов, там, где их ждала шлюпка Олгрина. У самой воды развевалось на ветру белое жреческое платье, и волосы, словно огонь пылали на фоне тёмного моря. Но, к сожалению, мародеры были далеки от таких лирических образов. Кристиан осёкся.
- Это ещё что за девка?
Слова были произнесены громко, ибо Мечника охватила внезапная вспышка гнева. Мужчине, в роду которого были доблестные рыцари, не чужды были малые муки совести, но они находились в таком тёмном углу его сознания, что он принимал их за приступы раздражения или ярости, которые немедля вымещал на людях, находившихся в момент неоправданной злобы, неподалеку.

0

4

Чей-то грубый голос оторвал девушку от вдумчивого созерцания перекатывающихся волн и накручивания на палец пряди волос. Тара непроизвольно обернулась и ее взгляд наткнулся на компанию из троих мужчин. Двое из них имели самый что ни на есть бандитский вид, а вот третьего было почти не видно из-за накинутой на него окровавленной тряпки.
-Вы меня в виду имели? - немного недоуменно спросила Тара, непроизвольно пятясь. - Хм... Я тут так, просто гуляю. Дышу зело пользительным свежим воздухом. Вам что-то от меня надо? - она до сих пор не понимала, зачем она понадобилась этой компании. Хотя, судя по виду одного из них, им явно нужна была помощь жреца. Тара закусила губу. - Вам нужна помощь?
Все чувства просто орали, что надо бы убираться с этой пристани, ибо на невинных овечек встреченные мужчины походили только с очень большой натяжкой. Но Тара не могла уйти, не закончив случайно начатый разговор. Да и если вдуматься, если она сейчас сбежит, то это будет выглядеть глупо, чего ей не хотелось.

Отредактировано Тара (2012-07-01 21:44:03)

0

5

…Да и не получилось бы убежать. Мосток, на краю которого стояла жрица, упирался в мутно-синее море, а там, где причал встречался с сушей, копытами по бревнам били лошади мародеров, преграждая единственный путь к бегству.
Сержанта терзали сомнения. С одной стороны, он молил Паладайна, чтобы девушка оказалась достаточно смелой, дабы помочь ему; Бернард уже догадывался, какая участь его ожидает. С другой, он понимал, что для незнакомки храбрый поступок в этой ситуации, скорее всего, окажется губительным, возможно последним в её жизни. И всё же, в глубине души солдат надеялся на помощь девушки, ведь это так естественно – помочь человеку, оказавшемуся в беде.
Мысли сержанта тем временем, вернулись к тому, с кого началась вся эта передряга: молодому магу в черной мантии. Кто же мог подумать, что весёлая потасовка в таверне закончится гибелью друга, ранением солдат и, в конце концов, пленением его самого? «Как было бы славно раскрошить зубы этой сволочи…» - Эту мысль Шэлдвин подогревал снова и снова, но никак не мог найти в себе хоть осколок ярости или злобы. Возможно, он постарел…да, наверное, поэтому. Снова послышались голоса, и Бернард привычно напряг слух, продолжая грызть веревку, стягивающую мешок.
- Тебя, тебя, - гаркнул хриплый, кажется, Костолом, - Возможно и надо. – В голосе громилы послышались какие-то слащавые, смешанные с издевкой нотки. Мускулы сержанта напряглись, и тело дернулось под покрывалом. Ситуация, была ему знакома, не первый год он служил в Перепутье и не раз наблюдал подобное за своими солдатами.
- Заткнись ты, - прошипел второй мародер, - что, ослеп? Она жрица, с этими лучше не связываться, пусть идет своей дорогой. У нас дело. – Последнее слово было растянуто так, что чувствовалось: мужчине хотелось поскорей разобраться с этим самым «делом».
- Жрица? Тем лучше. Привяжем здесь коней. Ты иди, грузи этого в шлюпку, вон, я и отсюда вижу корабль, а я пока побеседую с девкой. Мне так нужна её помощь.
Сквозь плотную ткань мешка послышался тихий вздох того, кого называли Мечником. Сержант по-прежнему усиленно работал челюстями, чувствуя, что веревка скоро поддастся. Мародеры спешились, стащили с коня пленника. Некоторое время он лежал на сухих бревнах, вдыхая соленый морской воздух. Это запах, это ощущение были знакомы Бернарду с детства. Ещё мальчишками они собирались всем двором и устраивали грандиозные игры, которые всегда заканчивались бегством от разъяренных горожан, у которых что-нибудь поломали или украли. Порой детские шалости переходили в отнюдь не детские потасовки, в которых Берн почти всегда выходил победителем и лишь изредка валялся – совсем как сейчас – лицом на сухих, пропитанных солью и запахом водорослей, бревнах - он проиграл. Но только детство прощает поражения, а взрослая жизнь – нет.
С пленника стащили рваное покрывало, и Мечник не в силах поднять крепкого сержанта, при помощи товарища вновь забросил Шэлдвина поперек седла. Теперь мародер вел лошадь за уздцы, шагая впереди, а пленник свешивался с неё во всей своей красе: на голени глубокая кровоточащая рана, нанесенная мечом, голову скрывает мешок, а руки связаны. Торс совсем голый, на спине и руках виднеются многочисленные гематомы, кожу на груди рассекают узкие кровавые полосы, какие оставляет ивовый прут в руках умелого надзирателя.
Костолом остался где-то позади, кажется, стреноживая лошадей, но у сержанта не оставалось сомнений по поводу того, кем он займется, как только шлюпка отчалит от пристани…

0

6

Девушка нервно побарабанила кончиками пальцев по тыльной стороне ладони. Ситуация была патовая. Убежать она не могла - разве что только в море. А вступить в разговор было... страшновато, хотя Тара уже встречала подобных людей несколько лет назад, но не как сейчас, лицом к лицу. Она инстинктивно сжала кулаки и гордо вскинула голову. Ей не стоит бояться, она сможет себя защитить... наверное...
- И каким именно образом я могу вам помочь? - спокойно осведомилась Тара, пытаясь подавить нервную дрожь внутри. Рыжая глубоко вздохнула и посмотрела прямо на говорящего с ней мужчину. Он ее пугал, действительно пугал, но признаваться в этом она не хотела. Девушка до боли сжала кулаки. Ногти впились в ладонь. Тара бросила взгляд на перекинутого через седло человека и с трудом удержалась от испуганного крика. Еще никогда раньше она не видела таких страшных ран. Возможно, для опытных воинов это всего лишь царапины - или как они еще говорят? Но для Тары, которая ни разу в жизни не видела ничего серьезнее перелома или грубокого пореза. С трудом она заставила себя отвести взгляд от раненого. - Я могу попробовать вылечить его.

+1

7

Лошадка сержанта еле переставляла ноги, чуть не запинаясь о бревенчатые мостки. Кристиан Флирье поравнялся со жрицей и на мгновение остановился. Он взглянул в её изумрудные глаза и увидел в них страх. Мечнику никогда не нравились жрицы – холодные, надменные, к тому же, от них исходила определенная и в то же время неведомая опасность; но сейчас перед ним стояла совсем юная жрица, которая искала в вере не испытания силы духа, а скорее поддержку от Светоносного бога. Мародер обернулся на товарища, тот, приняв это за одобрение своих непристойных замыслов, довольно осклабился.
- А знаешь, жрица, - неожиданно произнес Кристиан, - если ты и вправду желаешь помочь этому, - презрительный взгляд в сторону пленника – бедолаге, то можешь вылечить его. Только учти, что твой страх вполне обоснован, стоит совершить какую-нибудь глупость, - тут он коснулся связанных рук сержанта – и мне придется оставить тебя наедине с человеком, которого даже грубияном назвать – и то, почитай, комплимент.
Флирье, довольный собой, стащил с головы Бернарда мешок и полюбовался на недавнюю работу Костоправа: на затылке солдата виднелся черно-красный кровоподтек, такие бывают от удара тупым тяжелым предметом; борода обрита, дабы не выдавать офицерское звание, ведь покупатель не заплатит большие деньги за раба-солдата, зная, что на первый же день с ним случится «несчастный случай»;  нижняя губа была разбита и опухла, посинев; довершала живописную картину рассеченная бровь. Стоит ли говорить о том, что Бернард, за сутки изменился буквально до неузнаваемости? Думаю, нет.
Мечник спихнул сержанта с лошади, наблюдая, как тот при падении ударился ребрами о мостки. При этом у Бернарда на секунду перехватило дыхание, он поморщился и из раскроенной брови полилась кровь, заливая глаза. Мародер, глядя на жалкое зрелище, лишь поморщился и сплюнул в сторону.
- Поработай особенно над мордой, жрица, ногу не тронь, это наша подстраховка.
С этими словами Флирье удалился в сторону своего приятеля и между ними развязался жаркие спор по поводу жрицы и помощи пленнику. Разговор  велся на Лагерном диалекте (грубая форма Общего), поэтому вряд ли жрица могла расслышать что-то конкретное кроме брошенного ей «У тебя десять минут».

0

8

Таре стоило больших усилий не отшатнуться, когда один из мужчин настолько близко подошел к ней. Она сглотнула и посмотрела на раненого человека. Он, безусловно, выглядел ужасно, но все же лучше было смотреть на него, чем на своего собеседника.
-Что я могу сделать? Вам обоим я не противница, это очевидно. Я всего лишь вылечу его и уйду. Даю слово. - Тара почему-то не сомневалась, что просто так покинуть эту пристань она не сможет. Девушка проводила человека неприязненным взглядом. Такие люди как он всегда были неприятны Таре. Дождавшись, пока он отойдет на достаточно большое расстояние, девушка метнулась к раненому и присела рядом с ним. При  виде многочисленных увечий у нее перехватило дыхание. Тара вцепилась ногтями в зяпястье, пытаясь подавить испуганный всхлип. - Как... Как Вы? Можете говорить? - судорожно проговорила Тара, пытаясь проглотить вставший в горле ком. - Я хочу помочь, только... только я не знаю как... Я с ними не справлюсь... Я попробую позвать стражу, но... - Жрица оборвала себя на середине фразы. Глубоко дыша, она коснулась кончиками пальцев тела распростертого перед ней человека и зашептала молитву.

0

9

Жизнь военного Шэлдвина всегда отличалась дерьмовыми ситуациями, но Берн готов был прожить ещё хоть дюжину таковых, лишь бы в каждой был нелепый миг счастья, такой как сейчас или тогда в трактире, во время тряски. Но чтобы найти новые приключения на свою бедовую голову, нужно сначала выбраться живым из этого, и самое важное – вытащить молодую особу, так яростно впившуюся когтями в его запястье.
Несмотря на ноющую челюсть, Бернард заставил себя улыбнуться и, хотя гримаса получилась более чем неестественной, в этой улыбке всё же сквозило какое-то обнадеживающее выражение.
- Всё хорошо, прошу тебя, успокойся, - выдавил из себя сержант, плечом вытирая кровь с глаз, - Мы обязательно что-нибудь придумаем… - пообещал Берн, медленно, но верно проваливаясь в блаженную темноту. Последнее, что успел почувствовать солдат – мягкие и холодные подушечки пальцев, коснувшиеся его тела…
Глаза мужчины закрылись, бледное лицо его выглядело уставшим и умиротворенным. У каждой травмы есть стадия, когда боль становится не такой резкой, хотя рана по-прежнему саднит и ноет. Подобное сейчас происходило и с Шэлдвином: царапины, рассекавшие грудь горели, в каждой из них, билась утихающая боль, она же ударяла по сознанию, раскаленному, словно кузнечная наковальня, но больше всего страданий приносила глубокая рана, рассекающая мышцу на голени: вот уже несколько часов кровь медленно пропитывала суконные штаны, которые к этому времени приобрели багрово-коричневый оттенок.
Провалившись в забытье, Бернард какое-то время видел мягкую, как бархат, темноту, но одна мысль не давала ему покоя, не позволяя полностью потерять сознание: сержант понимал, что он не может, не имеет права оставить девушку один на один мародерами. Постепенно сознание вернуло его в жестокую реальность. Мужчина открыл глаза и произнес хриплым шепотом, отвечая взволнованной жрице.
- Стражу… - сержант сжал зубы от тупой боли, - стражу звать не имеет смысла. Не делай этого… - он еле заметно шевельнул кистью. Сил объяснять то, что Южный причал в Перепутье никогда не охранялся – здесь были лишь рыбаки, да нищие – объяснять не было. Бернард помолчал некоторое время, по возможности приводя мысли в порядок, и продолжил уже отчетливей, - С тобой всё будет хорошо, не волнуйся. Скажи, приходилось ли тебе ездить верхом на лошади?

0

10

Все хорошо? От этой фразы Тара просто потеряла дар речи. Ничего хорошего в сложившейся ситуации жрица не замечала. Она не представляла как возможно выкарабкаться из той ситуации, в которую попал этот человек… Да и в которую случайно ввязалась она сама. Еще никогда ей не было настолько страшно. Причем не только за себя – она боялась за этого абсолютно незнакомого ей человека. Девушка глубоко вздохнула, пытаясь смотреть на свои мелко дрожащие руки, а не на кровь, покрывающую почти все лицо мужчины. Она не сталкивалась с подобной жестокостью до сегодняшнего дня, да и столкнувшись не приобрела ни малейшего желания видеть что-либо подобное снова. Она прикрыла глаза и продолжила молитву своему Отцу. Тара всей душой желала исцеления этого человека, хотя даже не знала ничего, связанного с ним, даже его имени. Но с другой стороны, разве важно слово, на которое отзывается человек, когда он чуть ли не на грани жизни и смерти? Девушка медленно отняла руки от его тела. Увидев, что глаза его закрыты, она было решила, что сделала что-то не так, что-то напутала, но стоило человеку открыть глаза, она облегченно вздохнула. Если бесполезно звать стражу или хотя бы кого-то похожего на них, то какой может быть выход? Девушка немного огорченно покачала головой. С лошадьми отношения у нее были… странные. Она любила животных, любила и лошадей, но никогда не садилась ни на одну из них. У нее сводило зубы при одной мысли о том, что ей надо лезть куда-то наверх, на спину живому существу.

Отредактировано Тара (2012-07-08 22:45:30)

0

11

Грязно выругавшись на языке наёмников, Гобран скинул с плеча руку Флирье.
- Хватит! У нас нет причин ни отпускать девку, ни помогать пленнику. Никакой выгоды я не вижу, мы только получим большие неприятности. Рыжая так и вовсе успела нас рассмотреть, это значит, что если она покинет причал раньше нас, то выйти из города, а тем более, немного отдохнуть здесь, - лицо Костоправа изобразило глупую ухмылку, - уже не получится. Такой расклад меня не устраивает.
С этими словами уроженец пустынь направился к пленнику и склонившейся над ним девушке.
Флирье, шедший следом, заметил, как жрица покачала головой, очевидно отказывая пленнику в помощи, сержант, кажется, собирался добавить что-то ещё, но его прервал грубый отклик Костоправа.
- Время вышло! Эй, ты. Да, ты, дев…жрица, отойди от моего пленника. Держи руки на видном месте. А ты чего разлёгся, мразь? Готовишь очередной фокус? Ни черта у тебя больше не выйдет, подонок! - Варвар безжалостно ударил лежащего носком сапога в живот, от чего последний хрипло закашлялся, - Или думаешь, я забыл, как ты Сахару голову снес!? А он моим другом был, между прочим. Убил бы тебя..!
- Костоправ, остановись. За него заплатят. Хорошо заплатят. – Флирье удовлетворенно улыбнулся и в очередной раз подумал, что ещё пару «делишек», немного денег и можно будет с чистой душой покинуть общество мародеров, зажить, как и подобает настоящему Соламнийцу. – Ты мне осточертел своими выходками, Гоб. Бери жрицу и проваливай. Встречаемся в трактире, у Морну…сам знаешь, в каком трактире.
Сержант неловко поднялся и теперь стоял, опираясь на здоровую ногу. Он оглянулся на море, наблюдая за мелкими суденышками местных рыбаков, возвращавшихся с утреннего рейда. Бернард хрипло выдохнул, понимая, никакого толка от горожан не будет – никто не станет рисковать жизнью ради незнакомого человека, люди просто сделают вид, что ничего не заметили. Порою это страх, порой неловкость, хотя второй вариант казался Бернарду просто смешным, но, тем не менее, он имел место быть. «Неудобно? Неудобно штаны через голову снимать!» - Раздался в голове знакомый до боли голос Кнардэ. Да, друг был чертовски прав.
- Пошли.
Кристиан толкнул пленника в спину и тот, волоча ногу, поплелся к шлюпке. Пленный Бернард и девушка, просто оказавшаяся не в то время не в том месте, на мгновение оказались друг напротив друга…

0

12

Предисловие
- Драконид меня задери! – верещал неугомонный кендер, глазея по сторонам. Он ещё не до конца понял, что попал именно туда, куда хотел. За этот вечер Тассельхоф пополнил коллекцию своих вещичек: оригинальных и не очень, от кошельков с деньгами до вкусных булочек с кунжутом. Кендер успел заговорить хозяев кошельков, которые его схватили, до полуобморочного состояния – улепётывая, он всё ещё слышал ругательства и жалобы на головные боли.
Вообще-то кендеру понравилось Перепутье. Здесь пахло дорогой и приключениями.
Оторвавшись от назойливых людей, кендер остановился и принялся осматриваться.
То, что он сперва принял за трущобы, оказались склады и амбары. Чуть дальше виднелись грубосколоченные мостки. Решив, что ему здесь нравится, кендер решил заночевать в этой части города, под плеск волн. Тасс выбрал приглянувшееся ему здание: довольно чистый сарай с совсем простеньким замком. Проскользнув внутрь, Тас на всякий случай запер дверь опять и принялся обустраиваться на свежем сене.
Рассматривая свои новые богатства, Тас нашёл кольцо, с помощью которого оказался здесь. «Вот же как нехорошо получилось. Может быть следует сейчас обратно отправиться? А если оно может использоваться только один раз, или два раза? Если один, то я не смогу вернуться сейчас к Лиаре и Янтарю, а если два, то не смогу вернуться сюда. Пусть лучше оно просто полежит у меня. Надеюсь, Лиара не сильно обиделась» - размышлял Тассельхоф. Он аккуратно убрал вещи на место и, свернувшись калачиком, уснул.
На следующий день Тас проснулся от громких голосов. Судя по всему мужчины о чём-то спорили, или на кого-то кричали. Непоседа решил взглянуть поближе и увидел следующую картину:  двое разбойников (Тас определял разбойников даже с закрытыми глазами – хотя бы по голосу, потому что так могут ругаться только они), жрица Паладайна и связанный мужчина. Когда кто-то в беде, что сейчас и наблюдал кендер,  Тассельхоф не может оставаться в стороне, хотя ему одному может быть и не справиться с двумя сильными мужчинами.
    Тассельхоф спешит на помощь
Тассельхоф тихонько выскользнул из сарая и побежал к причалу, стараясь подобраться поближе, пока разбойники стоят к нему спиной. Не добежав 3-4 ярдов, Тас принялся размахивать хупаком и выкрикивать оскорбления: «Эй вы, трусливые собаки, сыновья гоблинши и драконида". Один разбойник был  изящного сложения и походил на человека знатного происхождения, кендер тут же обозвал его худосочным недорыцарем и, видимо, попал в точку, так как человек резко крутнулся на месте; пользуясь моментом Тасс запустил ему в лицо из хупака ком жидкой грязи. Разбойник упал на колени. Тасс тут же отпрыгнул в сторону и принялся обстреливать второго разбойника камнями, не переставая верещать и дразниться.

Отредактировано Тассельхоф Непоседа (2012-12-27 23:21:35)

0

13

Тара скосила глаза в сторону и наткнулась взглядом на одного из разбойников, приближающегося к ней. "Раскомандовался тут" с досадой подумала Тара, но все же встала, выставив перед собой руки на уровне груди. Не сколько из повиновения, сколько из соображений, что из такой позиции легче защититься... Хотя в данной ситуации это вряд ли поможет. Хочешь - не хочешь, а придется слушаться, только потому, что только в таком случае возникала небольшая возможность выжить. Очень небольшая, но даже такая лучше, чем вообще никакая. Если бы все не было настолько серьезно, то жрица обязательно бы ляпнула (ну или подумала) что-нибудь вроде "ну я же говорила!". Она с самого начала поняла, что никто ее никуда не отпустит и теперь получила этому словесное подтверждение. Но, похоже, Паладайн был благосклонен к своей непутевой дочери, потому что откуда-то из-за кустов раздался непонятный звук, и на свет появился кендер. Самый типичный кендер, размахивающий... какой-то штуковиной (Тара с запозданием вспомнила, что она называется "хупак"). И вот тот самый кендер рванулся на помощь жрице и раненому мужчине. От удивления Тара буквально застыла на месте с расширившимися глазами.

0

14

Мимо девушки пленник прошел, не поднимая опущенной головы, ибо не желал встречать в её взгляде напрасную надежду и небезосновательный страх, который ожидал там увидеть. Бернард старался собрать мысли, чтобы найти спасение, но идея всё ускользала из его утомленного сознания. Солдат даже прошептал непривычное для него: «Да поможет нам Паладайн». Внезапно, раздавшийся сзади пронзительный голосок, заставил мужчин обернуться в сторону нового действующего лица на сцене Кросинского причала.
Таковым оказался кендер, размахивающий какой-то рогатиной и вопящий про недогоблинов и худосочных драконидов. В таком поведении для кендеров нет ничего необычного и сержант не удивился бы, если не увидел, как коротышка, казалось бы, ни с того ни с сего, швырнул в Мечника мокрым песком. Действие начинало разворачиваться, и опыт кабацких драк красноречиво подсказал Шэлдвину, что настало время ему сыграть свою роль.
Не теряя ни секунды, Бернард сделал шаг к Соламнийцу, связанными ручищами обхватил горло мародера и, придавив его к своим рёбрам, начал душить. Хватка сержанта была настолько мощной, что перед глазами Кристиана поплыли тёмные круги, однако Флирье не собирался сдаваться так скоро. Осознавая, что не успевает выхватить оружия, Мечник  сжал руку в кулак и наудачу постарался ударить своего пленника в колено, но промахнулся и попал прямо по его рассеченной голени. Такой промах оказался для Соламнийца очень удачным: Шэлдвин взвыл, как раненный вепрь, и упал на колени, потянув за собой и мародера.
Плюхнувшись на спину, бандит тут же выхватил из ножен кинжал и вскинул руку, чтобы вонзить лезвие в ногу сержанта, но Бернард, отняв связанные руки от горла Соламнийца, успел перехватить запястье мародера. Рука с кинжалом была заблокирована и Флирье, обладая едва ли меньшим опытом подобных потасовок, чем Шэлдвин, вывернулся и левой рукой дал солдату в челюсть. Почти одновременно с этим попытка сержанта вывернуть запястье грабителя так, чтобы тот от боли выпустил оружие из пальцев, увенчалась успехом.

Пояснение Автора

Едва ли имеет смысл подробно описывать все действия опытного вояки и не менее опытного мародера, скажем только, что они боролись с переменным успехом после того, как Бернарду удалось выбить из рук Соламнийца кинжал. Оба сплелись как два змея, но продолжали яростно лупить друг друга…

Борьба превратилась в бесконтрольную драку и мужчины, ничего не замечая вокруг, покатились по брусьям к воде. Шэлдвин брал силой, нанося тяжелые удары в область груди и живота своего врага, мародер же пользовался тем, что у пленника связаны руки и наносил неожиданные, болезненные удары по шее и голове. Так продолжалось до тех пор, пока они не докатились до края мостков и не плюхнулись в воду…

Участникам эпизода: Действия Гобрана

По своему обыкновению, в момент нападения Гобран не сообразил сразу что происходит и только когда несколько небольших камешков попало в него, не причиняя тем не менее серьезного урона, варвар рванулся к кендеру, не оборачиваясь на своего товарища по ремеслу и не подозревая о том, что у того серьезные проблемы. Бежал Костолом быстро благодаря широченным шагам. Не вызывает сомнения, что через два-три таких шага он схватит Таса, если тот ничего не предпримет. На стоящую в изумлении жрицу уроженец пустынь просто не обратив внимания, пролетев мимо неё.

0


Вы здесь » Последнее испытание » Последнее испытание » На Перекрёстке